Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

Анна Политковская. Семь лет на линии фронта

Лея Гуревич

 Просмотр фильма  под таким названием прошел в музее имени Андрея Сахарова

Мы с Аней не были подругами. Однако я всегда очень внимательно читала ее статьи, расспрашивала о судьбе их героев. Ее радовал этот интерес, она охотно рассказывала. Помню 2004 год. Наш корпункт работал в Беслане, после сентябрьского теракта. Политковская, так и не выздоровев (ее отравили в самолете, когда она ехала в захваченную террористами школу), тоже работала в этом корпункте,  приезжала, общалась с заложниками и свидетелями трагедии. А потом  искала машину, чтобы ехать в Чечню или  Ингушетию. И все это невзирая на опасность и напряженную обстановку. Просто говорила: «Меня ждут» - и ехала.  Она никогда не жаловалась на плохое самочувствие, не говорила о болезнях. Лишь случайно я узнала, что  целый год после отравления она практически не могла есть. Питалась одной овсянкой, которую всегда возила с собой, - так об Анне вспоминала ее коллега, обозреватель «Новой газеты» Эльвира Горюхина.

Красной нитью сквозь фильм проходит рассказ о журналистской работе Анны на второй чеченской войне. В кадре – она сама, ее коллеги, герои материалов. Люди разных национальностей, возрастов и вероисповеданий говорят о ней. Одним она спасла жизнь, другим вернула похищенных родных, третьим помогла найти справедливость в суде. Жертвы бомбежек, терактов, потерявшие детей матери - в одном фильме невозможно уместить всех, кому Анна сумела помочь. Или хотя бы вселить надежду.
У дверей ее рабочего кабинета – очередь. К этой журналистке народ шел, как в общественную приемную: ей верили, а она бралась за расследование, казалось бы, самых печальных и безвыходных историй. В годы войны российские военные похищали и убивали в Чечне сотни людей. И пусть среди множества подобных дел ей удалось предать огласке и довести до суда всего несколько (самые громкие из них – дела Ульмана и Буданова),  это была настоящая победа, журналистская и человеческая.
Говорят, что в России для журналиста высшая профессиональная награда и признание заслуг - это пуля киллера.  Видимо, так оно и есть.
После просмотра собравшиеся говорили об Анне.
Сотрудница комитета «Гражданское содействие» Роза Магомедова благодарна Политковской за спасенного от уголовного преследования родственника. Ему, как многим другим чеченцам в Москве, милиционеры подбросили гранату и объявили террористом. Анна писала о сфабрикованном деле, добивалась справедливого расследования. В результате обвиняемого полностью оправдали и освободили прямо в зале суда
Среди зрителей было много тех, кто знал Политковскую лично. Кока Тубурова, учительница сельской школы и потерпевшая по делу Ульмана, призналась, что во время войны собирала все публикации журналистки.
      - Мы поражались ее смелости, она не думала о себе, всегда шла в пекло, туда, где страшнее всего, в надежде помочь людям. В Чечне считали честью принять ее у себя. Бывало, что российские военные гонялись за ней. Придут в дом, спрашивают: куда она поехала? И люди всегда показывали противоположное направление. Анна была истинной дочерью чеченского народа.
      Документальный фильм «Анна Политковская. Семь лет на линии фронта» режиссера Маши Новиковой  показали в музее имени Сахарова. Здесь же проходила фотовыставка памяти Анны Политковской, посвященная второй годовщине со дня убийства журналистки. Выставку организовали комитет «Гражданское содействие» и «Новая газета». Кроме того, все желающие могли увидеть документальные ленты, связанные с Чечней и чеченцами. Так, в октябре был продемонстрирован фильм «Управляемые погромы» Абдуллы Дудуева об этнических чистках в Казахстане в 2007 году, организованных казахскими властями против чеченцев, когда в с. Казатком Алматинской области были убиты три брата из семьи Махмахановых.
      Обе  картины были презентованы широкой публике в Европе. Российские же зрители могут увидеть их или в интернете, или на таких частных просмотрах.   





 

 

Фото: Татьяна Черкезян