Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

Новый президент и старые проблемы


 Ситуация в Ингушетии,    за последние полтора-два года превратившейся в самый беспокойный регион далеко не безмятежного Северного Кавказа, в конце октября стала резко меняться. Поворот  получился сенсационный: за рекордно короткий срок в республике произошла смена власти.  30 октября  президент Мурат Зязиков, занимавший этот пост с апреля 2002 года,   неожиданно для многих подал в отставку. Добровольно (по крайней мере, официальная версия такова). Его место на второй же день по представлению  Дмитрия Медведева и с одобрения ингушского парламента в экспресс-режиме занял полковник Юнус-Бек Евкуров,  спешно произведенный в генерал-майоры, как в свое время и его предшественник.


    Противники Мурата Зязикова,  столько  сил потратившие  на борьбу с ним,  испытали настоящую эйфорию победы.  Правда, если  учесть, какую цену пришлось  за нее заплатить, ликование сменится  чувством, мягко говоря,  двойственным. Да и смена руководства, как вскоре выяснилось,  еще не означает  прекращения произвола  военных, обстрелов и убийств силовиков.  Но одно новому назначенцу Кремля в Ингушетии  удалось сделать: малость охладить нестерпимо раскаленную общественную  атмосферу.  Некоторые   шаги, который он не замедлил предпринять сразу после своего назначения,  не могли не завоевать  симпатии  людей. Его отказ от проведения церемонии инаугурации «в целях экономии бюджетных денег»,  встречи с общественностью в центральной мечети в Назрани,   посещение родителей  расстрелянного 31 августа  Магомеда Евлоева и обещание взять  расследование по данному делу под личный контроль, наконец,  встреча  с непримиримыми врагами своего предшественника – все это внушило гражданам республики некоторые надежды.
Многие чиновники тем временем отчаянно торопятся сообразить, откуда ветер дует, предполагая, что чуткость к новым  политическим веяниям позволит им сохранить свое положение. Некоторые из тех, кто сегодня приветствуют  диалог нового президента с вчерашними оппозиционерами, еще вчера клеймили всех оппонентов  Зязикова   наймитами «Аль-Каиды»,  Запада и  всех чертей на свете. А другие и вовсе перестарались, целиком отправив в небытие богатейшую фотогалерею Мурата Зязикова с официального сайта президента Ингушетии, с такой трепетной тщательностью пополнявшуюся за шесть с половиной лет его правления.  Но в разделе «видеогалерея»  еще можно посмотреть  ретроспективу  президентства Мурата Магометовича.  
Бесспорно,  Евкурову досталось тяжелое наследство, и объявлять его делом рук  одного бывшего президента вряд ли было бы справедливо.  Многое зависит от того,  какой объем реальных полномочий и  самостоятельности  получит  новый руководитель региона от центра, точнее, сможет себе «вырвать».  Удастся ли ему обуздать  военных  с  их зачистками, после которых  пропадают люди,  посмертно объявляемые боевиками, и превращаются в боевиков те, кто не видит иного способа противостоять беспределу? Как разомкнуть этот порочный круг? Таков главный  вопрос, осознав который, нельзя не понять, насколько трудный экзамен придется сдать новому президенту Ингушетии.


 
 Галина Михалева,
зам. председателя  РОДП  «Яблоко»

Со сменой президента у Ингушетии появилась надежда возвратиться к нормальной жизни. Ведь давно стало понятно, что при Зязикове многие конфликты внутри республики (и не только) неразрешимы: причины, порождающие их, постоянно возобновлялись, протесты людей подавлялись с применением силы. Ситуация все больше заходила в тупик, а Кремль упорствовал, не желая признать свою ошибку, отправив в отставку им же назначенного президента. Команда Зязикова сделала все, чтобы представители нашей партии не прошли на последних выборах в республиканский парламент. Наивно было бы рассчитывать, что с уходом этой команды все тотчас наладится: слишком много дров успели наломать. Конечно, ситуация по-прежнему нестабильна, однако  есть отрадные подвижки. Новое руководство прислушивается к критическим голосам. Наиболее показательно в этом смысле отношение  Евкурова к расследованию убийства Магомеда Евлоева. Тем не менее следует, не обольщаясь сверх меры, рассматривать происходящее в Ингушетии в общем контексте  событий, происходящих на Кавказе. Почти неразрешимой выглядит в наши дни проблема Пригородного района Северной Осетии. По-прежнему актуальны  проблемы беженцев. Население республики сильно угнетает безработица. На улучшение обстановки потребуются большие усилия - боюсь, без поддержки Москвы ничего не получится.
 Партия «Яблоко» постоянно работает в этом регионе,  хотя сейчас у нас нет фракции в Госдуме. Мы занимаемся, в частности, помощью беженцам, сотрудничаем с правозащитными организациями. Надеюсь, общаться с новым руководством нам будет полегче. Что получается, когда кипящий  котел закупорят наглухо, мы уже знаем – авось и власть поймет наконец, что и в ее интересах давать слово оппозиции.
Известно, что оппозиция сегодня предлагает действующему парламенту самораспуститься. А вот здесь, мне кажется, не стоит делать резких шагов. Первоочередная задача – купировать все конфликты, связанные с произволом силовиков. А уж потом можно заниматься построением политических институтов. Продуманно,  шаг за шагом.



 Сергей  Ковалев,
правозащитник

То, что надлежало бы сделать в Ингушетии, сделано не будет. Это совершенно ясно. Например, нужны честные выборы. Объявлено, что у нас демократия, но она предполагает свободную, прозрачную политическую конкуренцию. А здесь все совсем наоборот. Даже явка на выборах в Ингушетии была вроде той, что в Чечне, а 99,5% за одну из одиннадцати партий – какой нормальный человек может в это поверить? А первые лица государства врут, что все правильно, что это были свободные выборы. Все, в том числе сторонники  «Единой России», знают, что это неправда, но она никого не возмущает – вранье в порядке вещей.
Нет разницы, как зовут нового ингушского президента, если политика в стране основана на сплошной ритуальной лжи. Вот власти говорят, что у нас федерация. А какая же это федерация, если главы субъектов назначаются главой страны?  Провозглашаем одно, делаем другое. Что строим, то и имеем.
Взрывоопасная обстановка на Северном Кавказе никого не беспокоит, я имею в виду федеральное руководство.  Я не знаю нынешнего президента Ингушетии, не знаком с его биографией. Но опасаюсь, что это точно такой же, как его предшественник, послушный человек.  Потому и назначен. Ведь центральная власть стремится  диктовать, такие подходы она практикует на всем Северном Кавказе. Москва стремится не разобраться в обстоятельствах, а подчинить себе всех. Главный метод – силовые действия. При терактах и захватах заложников власть прежде всего спасала свою репутацию, думала о своем престиже, а не о жизни людей. И мы терпим такую власть.
Вот потому-то я полагаю, что личность президента сама по себе не имеет особого значения.

 Людмила Алексеева,
руководитель Московской Хельсинской группы

          Не знаю, изменилось ли что-нибудь в Ингушетии с назначением нового президента. Для меня самое главное - прекратились ли исчезновения людей, бессудные захваты и убийства. Достоверной информации пока нет. Я собираюсь в ближайшее время вновь посетить республику и выяснить это.
          Говорят, конечно, что для восстановления порядка в неспокойном регионе требуется время. Но я считаю, что вполне реально быстро навести порядок. Ведь когда людей похищали без соблюдения каких-либо формальностей, требуемых законом при аресте по подозрению в чем-то криминальном, делал это в основном не Зязиков, а российские силовики, ФСБ, военные. Интересно: президента сменили, потому что хотят с новыми силами продолжить государственный террор, или наоборот – осознали, что он себя не оправдал, поскольку вызывает встречный террор со стороны местного населения? Какой из этих вариантов верен, мы  скоро узнаем. Если второй, обстрелы и похищения прекратятся быстро.  О новом президенте Юнус-Беке Евкурове  известно в общем, немного. Он сам из беженцев из Северной Осети, его семья хлебнула того же горя, что и многие другие. Кроме того, я считаю плюсом, что он не работал с ФСБ, как Зязиков, а был военным. Мне президенты-военные тоже не очень нравятся, но это все-таки лучше. Лично о Евкурове я слышала, что он человек умный, мужественный, порядочный. Знаю, что представители ингушской оппозиции его поддерживают, смену руководства республики они отмечали, как праздник. Новый президент с ними встретился, стало быть, он способен на диалог, это не может не радовать.
Но  я все-таки буду осторожна: подожду ликовать, пока не узнаю, что репрессии в республике остановлены. Конечно, Евкурову сейчас очень нелегко. Ему вверили регион в крайне тяжелом экономическом положении. Сильная безработица, особенно среди молодежи. Думаю, сейчас важно много внимания и средств уделить образованию, растить специалистов для всех сфер жизни. Насколько с этим справится военный человек?  Посмотрим.



 Руслан Аушев,
первый ингушский президент

Я знаю вновь назначенного президента Ингушетии.  В 2000 году,  когда он получил звание «Герой России»,  чествовал его в республике.  Из всех возможных на этот пост  претендентов – это лучший вариант.  Парень он хороший. Из многодетной семьи, пошел в армию, служил в морской пехоте. За плечами у него трудный путь. Но то, что ему предстоит на новом поприще, настолько труднее, что армия по сравнению с этим покажется легкой прогулкой.
Время ему досталось тяжелейшее. Ситуация осложнена до предела: проблемы  с боевиками, с беженцами, проблема с Северной Осетией,  с Пригородным районом.  Беженцев нужно вернуть. Федеральный центр может заставить структуры Северной Осетии обеспечить их возвращение, была бы только политическая воля. Евкурову  придется постоянно говорить об этом президенту,  Генеральному прокурору,  Федеральному собранию, президенту Северной Осетии…
Отдельно, обращаясь к жителям Ингушетии, я хотел бы сказать: республика должна наверстать  упущенное,  идти вперед, развиваться. Наша помощь новому президенту -  шанс достичь этой цели. И этот шанс не связан с отдельно взятыми чиновниками, которые могут заявлять, что они и только они достойны занять высокие посты. За их словами, как правило, скрывается корысть, стремление любой ценой быть во власти. В ситуации, когда формируется команда нового президента, мне стало известно,  что некоторые используют мое имя, стремясь продвинуть себя на ту или иную должность.  В связи с этим должен  заявить: моя принципиальная позиция состоит в том,  чтобы не вмешиваться в этот процесс. Президент Ингушетии в состоянии сам сформировать достойную команду, которая будет нести ответственность перед Всевышним и народом республики.