Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

НЕВОСТРЕБОВАННЫЕ

Малика Бетиева

«Все профессии важны, Все профессии нужны», -- утверждал цензор «хорошего» и «плохого» Маяковский, но при этом забыл добавить: «Конечно, если они востребованы». Впрочем, когда мы возомнили, будто строим коммунизм, безработицу объявили не иначе как пороком капитализма. А значит, к молодой социалистической республике, где все, кто был никем, в одночасье мог стать всем, столь прискорбное явление не должно было иметь ни малейшего касательства. Позже, в эпоху развитого социализма, советское законодательство умудрилось даже подменить понятие безработицы термином «тунеядство», и за это вполне можно было схлопотать тюремный срок. Такое теперь трудно представить, однако факт остается фактом.
Развал СССР, некогда великой державы, раскол власти, породивший хаос, и, наконец, война в Чечне внесли определенные коррективы в уклад жизни теперь уже российских граждан. И Россия, точно эстафету, приняла у Запада все атрибуты, присущие раннему капитализму. Безработица в этом списке значилась под номером один. Впрочем, она и остается на первом месте, несмотря на удвоение ВВП, на укрепление авторитета страны на международной арене, на резкий скачок цен на бензин, на дешевизну курса доллара, на устойчивую стабилизацию ситуации в Чечне и один бог знает, на что еще. Но если в самой России люди от безделья спиваются, то в Чечне, несмотря на бедствия войны, растянувшейся на десятилетие, картина несколько оптимистичней: здесь всеми силами пытаются выжить. Одно из мест в Грозном, где выживание, можно сказать, поставлено на поток, с легкой руки горожан получила название «биржа труда». В отличие от официального органа – Центра занятости населения – здесь не снимают с учета по истечении шести месяцев, не требуют справки о составе семьи и прочих документов, удостоверяющих личность.
В любое время года на перекрестке проспекта Мира и улицы С. Лорсанова (бывшей ул. Красных фронтовиков) можно увидеть толпу людей, живо реагирующих на подъезжающие машины. Здесь встретишь мужчин и женщин любых возрастов и профессий, которые в один голос утверждают, что они-де мастера на все руки: могут профессионально строить, ломать, ремонтировать, копать… С какой надеждой они смотрят на каждого, кто хотя бы на метр приближается к ним! Впрочем, это уже пятый по счету опорный пункт в Грозном, где безработные стихийно сбиваются в группы. Было время, когда они чуть ли не со всей республики собирались у Центрального рынка, затем у Дома моды, стадиона «Динамо» (ныне С. Билимханова), позже переместились на противоположную от стадиона улицу. Но каждый раз стражи порядка сгоняли их с места. И на нынешнем неизвестно, сколько они продержатся:

- Да и зачем гадать? – скажет любой из них. - Главное - получить хоть какую-нибудь работу, остальное приложится.
Ведь у всех этих людей семьи, полон дом детишек, которых надо накормить, одеть, обуть.
- На бирже меня называют старожилом, - говорит Адам С. – Я здесь с 1995-го. Начинал с подмастерья каменщика. Теперь смело могу сойти за профессионального строителя. За 12 лет перепробовал разные строительные профессии.
- А не было желания податься на стройку? Как-никак работать на гособъектах надежнее – твердый оклад, премиальные плюс соцпакет, - пытаюсь наставить моего собеседника на более легкий путь.
- Да я и там работал. Полгода вкалывал, как ломовая лошадь. В итоге получил на руки пять тысяч с задержкой в три месяца, дырку в трудовой (оформлять меня никто не собирался) и отпуск без сохранения содержания - объект заморозили за отсутствием финансирования, - без лишних эмоций констатирует Адам. И, вспомнив что-то личное, добавляет: – Теперь кто бы поверил, что по молодости я начинал свою трудовую деятельность в милиции. Даже Школу милиции в Баку закончил.
- Может, вам стоит вернуться в правоохранительные органы? Говорят, у них нынче текучка. Увольняют в основном за непрофессионализм.
Услышав такой вопрос, мой собеседник тревожно озирается по сторонам и лишь потом многозначительно вопрошает:
- Где я столько денег найду? – и, чуть помедлив, добавляет рассудительно: - Милиционер сегодня самая опасная профессия.
Тем самым Адам дает понять, что стоять на бирже в зной и стужу гораздо спокойнее. И с ним нельзя не согласиться.
Таких, как он, живущих от шабашки до шабашки, в Чечне, если верить статистике, без малого 80 процентов. Люди перебиваются случайными заработками и мизерными пособиями. Соглашаются даже на непосильную работу. Главное, чтобы платили в срок.
Асет М., сколько себя помнит, всегда где-нибудь да работала: посудомойкой, техничкой, продавцом, кладовщиком. Когда дома семеро по лавкам и муж-инвалид, особо выбирать не приходится. Сейчас вот осваивает новую профессию – штукатур-маляр.
На вопрос, нравится ли ей это занятие, отвечает просто:
- Жить-то надо.
- То-то и оно, - вторит своей напарнице пожилая женщина. И удрученно добавляет: – Вот только обидно, что никому до нас нет дела.
Увы, это и впрямь совершенно очевидно: в республике, где только и говорят о возрождении, все еще некому позаботиться о множестве мужчин и женщин, волею обстоятельств оказавшихся на «бирже труда».



Малика БЕТИЕВА



Безработица
– одна из самых болезненных проблем современного мира. В каждой стране, где она возникает, на то есть свои объективные причины, но, как говорят специалисты, самыми основными являются экономический спад и неспособность властей обеспечить население необходимым количеством рабочих мест. Россия не исключение, скорее наоборот: наша страна может послужить ярким примером того, как трудно справиться с этой бедой. Если верить статистике, во многих регионах России процент безработных очень высок. А в Чечне, пережившей две разрушительные войны, он охватывает половину работоспособного населения. Согласно данным Госкомитета ЧР по занятости населения в республике на конец сентября 2007 года насчитывается 313.976 человек безработных. Ниже приведена таблица, помогающая лучше понять, из чего составляется и что означает подобная цифра:

Населённый

пункт

Число впервые обратившихся в Департамент занятости населения с 01.01.2007

Число

признанных

безработных из

числа обратившихся

Общая численность безработных на 01.10.2007 **

ЧР (в целом)

259,687

164,525

313,976

Ленинский район

10,357

3,846

9,854

Заводской район

17,735

11,035

12,927

Октябрьский район

26,509

17,453

19,865

Старопром. район

12,152

5,682

12,557

Грозненский район

32,028

14,142

35,255

Гудермес

13,964

15,382

26,492

Урус-Мартан

22,312

12,949

23,628

Шали

25,374

16,010

32,851

Ачхой-Мартан

13,332

9,490

20,999

Ножай-юртовский район

7,311

7,274

9,915

Наурский район

10,305

10,368

11,622

Надтеречный район

9,159

7,094

16,792

Шелковской район

8,393

8,343

16,072

Аргун

15,212

3,873

9,846

Шатойский район

7,073

1,872

5,986

Веденский район

3,931

3,904

15,159

Курчалойский район

15,592

10,332

24,073

Итум-Калинский район

2,742

1,423

2,631

Шаройский район

2,875

841

1,610

Сунженский район

3,331

3,212

5,892


Следует заметить, что официальные цифры, которые мы приводим, могут быть далеко не точными, поскольку они учитывают лишь тех, кто обращался за пособием и уже получает его, а обращаются за ним, конечно, не все.
Причины возникновения безработицы в ЧР те же, что и по России в целом, плюс война, уничтожившая всю инфраструктуру республики. Когда-то далеко за ее пределами были известны такие заводы-гиганты, как «Красный Молот», нефтеперерабатывающий завод им. В.И.Ленина, молкомбинат, производивший лучшую на Северном Кавказе продукцию, кондитерская фабрика, обувная фабрика и другие. Горные районы могли похвастаться лучшими животноводческими комплексами, экологически чистыми сельскохозяйственными продуктами. Теперь же именно в этих некогда процветавших районах самый большой процент безработицы.
Кстати, и ее уровень, официально установленный по всей стране, возможно, определен не вполне точно. Но речь не только об этом, есть вещи и поважнее. Очень сложно понять, как могут люди выживать на 720 рублей в месяц, причем и эта малость выплачивается по странной схеме: 6 месяцев безработному эту сумму выдают, потом на полгода выплата прекращается, потом возобновляется снова. Не секрет, что во многих западных странах есть граждане, которые предпочитают жить на пособие по безработице, подрабатывая на стороне, неофициально. Многие мигранты из ЧР тоже живут там на разные пособия. Естественно, в ЧР в последнее время есть рабочие места на стройке, но их, по сравнению с такой армией безработных, мало. К тому же и эта работа временная.
Что до пособий, в их размерах есть разница. Например, потерявшие работу по причинам, не зависящим от них (по сокращению штата, из-за банкротства предприятий и т.п.) получают в течение одного года 75% от утраченной заработной платы. Некоторые уволившиеся, согласно записи в трудовой книжке имеют право на пособие 1,080 руб.
Заместитель начальника отдела трудоустройства и спецпрограмм Госкомитета ЧР Лора Цагалова порадовала меня сообщением, что в республике за отчётный период с 01.01.2007 года устроено на работу 103.078 человек. Но радость быстро улетучилась: 313.976 официально признанных безработных - цифра более чем внушительная. Можно с уверенностью утверждать, что в действительности безработица перевалила за 70%. Почему? Прикинем на примере горных районов. В Итум-Калинском районе, где около 5,5 тысяч населения, безработных 2,631 человек, т.е. почти всё работоспособное население. Такая же картина в других районах. Если где-то, в каком-то из городов число безработных ниже 70%, то это за счёт студенчества и служащих. На фоне всего перечисленного становится ясно, что миграция за границу – следствие не только войны, но и страха перед растущей безработицей. Многие уезжают на чужбину не в погоне за сказочно красивой жизнью (как часто говорят, притом с обличительным пафосом), а просто в чаянии покоя и стабильности.

Марет Эльдиева