Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

ЖЕРТВЫ "ПРАВОСУДИЯ"
В московском музее и общественном центре имени Андрея Сахарова проходит выставка "Политическое "правосудие" и политические заключенные современной России".

  На выставке представлены истории около семидесяти человек - людей совершенно разных по социальному статусу, возрасту, национальности, вероисповеданию и политическим взглядам. Объединяет всех этих людей одно: все они, - убеждены организаторы выставки - в той или иной форме стали жертвами политически обусловленного произвола власти и оказались не "нашими" для власти, делящей людей в рамках одной страны на "своих" и "чужих". Оргкомитет выставки посчитал, что это явление заслуживает выпуска серии марок, и представил проект такой серии. В большом списке политзаключенных в "демократической России" среди ученых, журналистов, бывших работников спецлужб, олигархов и религиозных деятелей 22-летняя Зара Муртазалиева (о процессе над ней и о ее дальнейшей судьбе "Дош" информирует вас регулярно) и 28-летний Заурбек Талхигов. Оба осуждены за "терроризм".

Талхигов Заурбек Юнусович родился 22 июля 1977 года в селе Шали Шалинского района Чечено-Ингушской АССР. После начала первой Чеченской войны в 1995 году Заурбек вместе с семьей - матерью и тремя сестрами - переехал на время в Дагестан. Семья Талхиговых вернулась в Чечню лишь в июне 1996 года. А в 1999 году Заурбек уехал в г. Санкт-Петербург, где стал зарабатывать на жизнь поставками мяса.
В день захвата заложников в Театральном центре на Дубровке в октябре 2002 года Талхигов по делам оказался в Москве. Утром 25 октября он откликнулся
на телеобращение депутата Государственной Думы Асланбека Аслаханова, который призвал всех чеченцев, находящихся в Москве, прийти к ДК на Дубровке, окружить здание "Норд-Оста" живым кольцом и заставить террористов сдаться. План не удался -откликнувшихся на призыв было немного.
Тогда Асланбек Аслаханов попросил Заурбека связаться с захватчиками и сообщил ему телефон их предводителя - Мовсара Бараева. С этой же просьбой к нему обратились находившиеся рядом голландские журналисты и гражданин Нидерландов русского происхождения Олег Жиров, у которого в заложни. Талхигов позвонил Бараеву, говорил с боевиками, пытаясь войти к ним в доверие и добиться уступок для заложников. Заур-беку для этого пришлось сообщить террористам все данные о себе и о месте пребывании своей семьи. При этом все переговоры Талхигова проходили в присутствии сотрудников спецслужб и не встретили возражений с их стороны.
По свидетельству очевидцев, переговоры Заурбека Талхигова с террористами об освобождении иностранных граждан шли довольно успешно. В частности, 2 5 октября за день до штурма, ему вместе с депутатом Украинской Рады О.П. Беспаловым удалось достичь предварительного соглашения о скором освобождении граждан Украины.
Однако, довести до конца с трудом достигнутые договоренности так и не удалось: в тот же день через полтора часа после последнего разговора с боевиками Заурбек Талхигов был задержан представителями ФСБ. Ему предъявили обвинение в пособничестве террористам.
Хотя на процессе по делу о захвате заложников в здании "Норд-Оста" свидетели один за другим подтверждали невиновность подсудимого, 20 июня 2003 года Мосгорсуд признал 25-летнего Заурбека Талхигова виновным в "пособничестве терроризму и захвате заложников" (ст. 30, 205 и 206 УК РФ) в театральном центре на Дубровке и приговорил его к 8-ми с половиной годам лишения свободы в колонии строгого режима. 9 сентября 2003 г. кассационная инстанция в лице судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила в силе приговор, в тексте которого недвусмысленно отмечалось, что, когда Заурбек Талхигов пришел к Театральному центру, "умысла на оказание пособничества террористам у него не было".
По словам адвоката, в ходе судебного разбирательства "из ФСБ сообщили, что часть распечаток переговоров Талхигова с боевиками уничтожена за ненадобностью", поэтому суд смог изучить лишь малую часть переговоров, а большая, по поводу освобождения заложников, которая могла бы оправдать действия Талхигова, осталась вне его внимания. Гособвинитель также признал это, он сказал: "Действительно, в суд была представлена только часть переговоров, но это произошло потому, что чекисты не сразу получили санкцию на их запись". В итоге Заурбек Талхигов получил за попытку помочь освобождению заложников восемь с половиной лет заключения в колонии строгого режима.
Злоключения Заурбека продолжаются и в заключении. После того, как его жалоба в Европейский Суд была коммуницирована России (т.е. по этому делу Европейский суд сделал официальный запрос России) администрация колонии подала заявление об ужесточении режима его содержания. 11 августа 2005г. в Сыктывкаре состоялось заседание суда по этому заявлению.
Талхигову было предъявлено обвинение в регулярных -23-х нарушениях режима содержания. Среди них такие: Заурбек обратился к охраннику "на ты" (что принято у чеченцев); отказался есть грязной деревянной ложкой, по словам охранника, специально принесенной из туберкулезного барака, и сломал ее; не выполнил команду "отбой", потому что не закончил молитву; вышел на построение в новой одежде без нашивок, которые получил за минуту до построения, при этом ниток и иголки ему не дали. За все эти "прегрешения" Заурбек уже получил и отбыл дисциплинарные наказания.
Суд принял решение о переводе Талхигова на два года из колонии в тюрьму.