Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

ПРАВОСУДИЕ ПО-НОВОЧЕРКАССКИ

Малика БЕТИЕВА
 
В один из ноябрьских дней в грозненском Сквере журналистов собралось человек шестьдесят - в основном родные, друзья, однокурсники студента-заочника чеченского госуниверситета Хизара Ахмадова.  Молодые люди с плакатами прошли по скверу в сторону улицы Лорсанова (бывшая Красных Фронтовиков). Через полчаса к группе  подошли журналисты республиканских СМИ. На вопрос, поткакому поводу акция, собравшиеся ответили, что они хотят привлечь внимание власти и общественности к предстоящему в городе Новочеркасске судебному разбирательству в отношении студента ЧГУ(Чеченского Госуниверситета)  Хизара Ахмадова.

- Мы не собираемся митинговать, - сразу же предупредила  девушка по имени Бирлант, сестра Ахмадова. – Мы только хотим, чтобы нас услышали.
И их действительно «услышали». Буквально через несколько минут к ним подошла женщина, представившаяся сотрудницей одного из министерств ЧР, и попросила их разойтись. Узнав, что свою акцию они организовали без согласования с мэрией Грозного, она стала выяснять, кто инициировал сходку. Затем к месту действия подоспел еще один министерский чиновник... В итоге журналистам пришлось ретироваться, а молодым людям, устроившим несанкционированную акцию  под окнами министерства,  приказано было разойтись.
Эта история вполне бы сошла за анекдот, если бы не одно обстоятельство: студенты вышли на улицы не ради праздного любопытства, а чтобы поддержать своего сверстника Хизара Ахмадова, волею обстоятельств оказавшегося за решеткой. Его обвиняют в преднамеренном убийстве жителя  Новочеркасска Никиты Убоженко.    
«Дело Хизара Ахмадова», принятое к судопроизводству Новочеркасским городским судом Ростовской области, первоначально не сулило никаких сложностей. Все было предельно ясно, по крайней мере для руководства 1-го отдела новочеркасского УВД.
17 февраля сего года уроженец села Гойты Чеченской республики Хизар Ахмадов дает признательные показания: находясь на территории спорткомплекса  Южно-российского  технического университета  в Новочеркасске, где в составе футбольной команды ЧГУ принимал участие в турнире по мини-футболу, он в порядке самообороны против нескольких напавших на него парней нанес ножевое ранение одному из них, гражданину  Н. Убоженко,  который впоследствии скончался в больнице от большой кровопотери. Хизар  добровольно передал следствию  орудие, которым это ранение было нанесено, - маленький походный нож, который даже не считается холодным оружием.
  В тот же день состоялся разговор между директором спортклуба ЧГУ Ахмедом Денаевым и начальником 1-го отдела УВД  Новочеркасска, начальником следственного управления следственного комитета и представителем прокуратуры города, в ходе которого было принято решение  Хизара Ахмадова  отпустить. Высокие чины квалифицировали его действия как правомерную самозащиту. Но буквально на следующий день Хизара…  взяли под стражу.     
Не хочется думать, что обвинительное заключение  по данному делу - кем-то умышленно спланированная античеченская акция, но аргументы и факты в нем представлены так, что преступными были действия защищавшегося, а не нападавших.  И все идет к тому, что  20-летний студент Он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч.1. УК РФ, квалифицируемое как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку. По крайней мере, этого добивается сторона обвинения.
Абсурдность сложившейся ситуации, кажется, понимают все. Не мог  Ахмадов, случайно втянутый в инцидент, фактически  спровоцированный новочеркасской молодежью, в чем еще вчера не сомневалось и милицейское начальство этого города, иметь намерение кого-либо убить. Напротив: не окажись у него  в тот момент в кармане ножа, ему пришлось бы совсем плохо. Никита Убоженко, Алексей Майоров, Максим Терехин, Герман Рассказов,  Руслан Бахтиев (главные фигуранты данного дела), вооруженные дубинками и пневматическими пистолетами «Оса», не оставили Хизару шанса на отступление. Он достал из кармана нож только в тот момент, когда оказался один, в западне, остальным его товарищам удалось уйти от нападения вооруженных и агрессивно настроенных новочеркассцев.  
Кстати, примечательно: согласно заключению эксперта №348, «нож, изъятый у Ахмадова Х.Х., является туристическим ножом, не относящийся к холодному оружию». Что же касается двух пневматических пистолетов, принадлежащих Терехину и Рассказову, на них следствие почему-то не стало акцентировать внимания. По всей видимости, следственные органы не увидели преднамеренности в действиях вышеназванных граждан. А стоило бы! Хотя бы потому, что замдекана горно-геологического факультета Исаев, пытавшийся урезонить агрессивно настроенных парней, был ранен выстрелом из пневматического оружия. К тому же, если принять к сведению показания членов футбольной команды Зелимхана Янгульбаева, Магдана Медаева, Абуезида Шедиева, которые почему-то так и не нашли отражения в 5 томах данного дела, у нападавших было несколько дубинок. И наносили они удары одновременно. Один из игроков футбольной команды ЧГУ  Магдан Медаев, в самом начале столкновения получив дубинкой по голове, потерял сознание.  Но в обвинительном заключении почему-то отсутствуют данные медицинского освидетельствования чеченских футболистов, получивших телесные повреждения  вследствие нападения на них сверстников из Новочеркасска. К тому же само столкновение последних с грозненскими студентами, если принять к сведению показания свидетелей, заявленных в обвинительном заключении, - инцидент, выглядящий далеко не однозначно, он явно требует детального расследования.
Именно это, вероятно, и побудило судью Новочеркасского суда Л.П. Махотенко в августе 2008 года в ходе предварительного слушания вынести вердикт:  «Обвинительное заключение составлено с нарушением требований закона. Допущенные нарушения являются существенными, исключают  возможность принятия судом законного и обоснованного решения по существу дела». Дело вернули в прокуратуру для устранения нарушений. На все про все отвели 5 дней. Но государственный обвинитель Л.И. Кунахова решила проблему по-иному. Она подает кассационное представление в Ростовский областной суд. А 24 сентября 2008 года судебная коллегия по уголовным делам Ростовского областного суда в составе председательствующего Золотаревой Е.А., судей Айсандыровой Ф.Ю. и Дубровской Е.П. выносит кассационное определение: «Дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания в тот же суд в ином составе суда».
Казалось бы, зачем стороне обвинения такие пируэты, если она уверена, что все претензии к обвиняемому обоснованы, а показания свидетелей «усматривают вину Ахмадова Х.Х.»?
Чеченская сторона в лице Уполномоченного по правам человека в ЧР, проректора по учебно-воспитательной работе ЧГУ
М. Керимова  и тренера команды А. Денаева в свою очередь попыталась доказать, что в действиях Хизара Ахмадова не было и не могло быть преступного умысла - ни прямого, ни косвенного - лишить жизни Н. Убоженко. Доводы, подтверждающие это, были перечислены в письме на имя президента ЧР Рамзана Кадырова и в ходатайстве, направленном в адрес руководителя Следственного управления при прокуратуре РФ по Ростовской области Ю. Попова. Глава республики распорядился разобраться в сложившейся ситуации, однако ростовская областная прокуратура отделалась отпиской, что предварительное следствие по  данному делу продлено до 3 месяцев, то есть до 18 мая 2008 года. Но названный срок миновал, а ситуация не изменилась.
Первое слушание дела уже в новом судейском составе состоялось 27 октября сего года. По словам родственников обвиняемого, с первой же минуты стало ясно, что суд носит заказной характер. Судья Чернова настолько превысила свои полномочия, корректируя ответы свидетелей, что привела в изумление не только сторону защиты, но даже сторону обвинения. Когда ей это было поставлено на вид, она, похоже, сообразив, что переусердствовала в своих стараниях привести процесс к заранее предусмотренному финалу, ничего лучшего не нашла, как взять самоотвод. Вследствие чего слушание дела, которое должно было продолжиться 12-13 ноября, вновь перенесли.
Тогда же выяснилось, что один из свидетелей по данному делу – Роман Ширей, чей звонок фактически спровоцировал весь злополучный инцидент, - является студентом 5 курса юрфака одного из вузов Новочеркасска и в данное время проходит практику в Следственном комитете (!). Более того, отец Романа - довольно известный в городе адвокат, а значит, на кону не только репутация сына, но и доброе имя его влиятельного родителя.  Теперь становится понятнее фраза, оброненная судьей Черновой в приватной беседе со стороной защиты и отцом обвиняемого Хасаном Ахмадовым, что, мол, в этом деле «оправдательного приговора не должно быть». Вот и верь после этого в объективность российской Фемиды!  
Виновен ли Хизар Ахмадов? Разумеется, нет. Совершенно очевидно, что в той ситуации у него не было выбора. Не окажись у него в кармане ножа, его бы забили насмерть. Главное, чтобы это поняли судьи. Да не понять-то этого мудрено. Вот чтобы это еще и признать,  им потребуется честная, непредвзятая позиция, подобающая служителям закона.