Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

К 100-ЛЕТИЮ АБДУРАХМАНА АВТОРХАНОВА

 Абдурахман  Авторханов – ярчайший  представитель  научной и творческой интеллигенции     Северного  Кавказа  минувшего  столетия. Достойный сын чеченского  народа, о чем свидетельствует его  биография, он принадлежал  тому поколению горцев, которые  родились  накануне Октябрьской  революции  и  получили образование уже в советской школе и вузах.
    Здесь необходимо приостановиться  на короткой информации к размышлению. Что предопределило выбор его особого жизненного пути? Северокавказским, но в основном чеченским историкам еще предстоит  подробно исследовать, как в послереволюционной  противоречивой  и  сложной реальности  формировалась  уже в новой идеологической  системе ценностей национальная интеллигенция   независимо от  социального происхождения.  Как известно,  предпочтение отдавалось  горской бедноте,  сыновьям из состоятельных семей дорога к образованию была перекрыта, что, впрочем, не мешало многим из них преодолевать препятствия  и учиться. Это – общая черта ровесников Авторханова, и  в данном случае  его происхождение не играет существенной роли. Думается, что  до  советской школы он, как и мальчики его поколения, прошел обязательный курс обучения  в медресе.  Основа духовного воспитания в него была заложена –  и  это уже существенная деталь  нравственной личности будущего ученого.
      Далее обратим внимание на тот непреложный  и  существенный факт, что  в 20-е годы, когда Авторханов учился в школе, там  еще преподавали  учителя, подготовленные  в дореволюционное время.  Они давали детям объективные знания, еще не исковерканные  коммунистической идеологией,  которая  созрела для вмешательства в умы и характеры подрастающего поколения  к концу 20-х годов и утвердила свой диктат уже в начале 30-х.
    Третья существенная деталь – мальчик в школе показал себя отличником и, вероятно, подходил по происхождению, потому что  был выбран для подготовки  работников   идеологического фронта. Учился в Ростове-на-Дону, тогда краевой столице Северного Кавказа, затем в Москве. И опять-таки попал  к профессорам  дореволюционной  формации, которые успели вложить в головы  своих  слушателей  научное понимание истории.

 Четвертая существенная деталь  -  Авторханов,  как и другие представители того поколения  северокавказской интеллигенции,  уже  в ряду подготовленных советских кадров был включен  в идеологический  авангард революционного переустройства старого мира. Не просто в передовой отряд строителей нового мира, но в руководство. И тут, о чем легко догадаться, у него  стали возникать конфликты, способные перевернуть душу и мировоззрение: честные попытки не допустить перекосов, не нарушать данных народу обещаний, не обманывать  трудящихся снова и снова наталкивались на стену, и уже невозможно стало не осознать огромного расхождения между лозунгами партии и ее делами, не заметить, что имперский  подход к «нацменам» сохраняется, и пр.
    Вспомним  в качестве  иллюстрации о том, какие времена   выпало на долю пережить  молодому коммунисту  Авторханову.  У  народов  всей страны  -  от русского до чеченского  - в конце 20-х – начале 30-х годов  отняли обещанную революцией крестьянам и так ненадолго данную им землю, депортировали  с родины так называемых кулаков, согнали крестьян-единоличников в противоречащие их психологии  и непонятные  колхозы, подвергли все население  советской державы своеобразной чистке организованным голодом,  начали  ликвидацию национальных традиций,  новую национальную интеллигенцию, проявляющую заинтересованность  в развитии  родного языка и сохранении особенностей этнической культуры, стали обвинять в мелкобуржуазном национализме...
      Разумеется, Авторханову – ученому  историку и образованному в лучших традициях передовой русской науки человеку –  это понравиться не могло. Размышлял, спорил, пытался найти правду и, естественно, в 1937 году  со всеми своими ровесниками из того же поколения северокавказской интеллигенции  был арестован как противник сталинской  мудрой политики. Ему было  29 лет.
  В центр страны арестованных  «националистов» везти не стали. Содержали  где-то в районе Кавминвод, разбирались, как с кем поступить: тех, кто постарше, расстреливали, молодых  «перевоспитывали».  В их число попал и Авторханов. Не будем гадать, о чем он думал, с кем из товарищей по заключению беседовал. Об этом лучше почитать его «Мемуары» (изданные в 1983 году). Что произошло, когда грянула Великая Отечественная война, еще предстоит исследовать.  Известно лишь,  что охрана той тюрьмы разбежалась и арестованные  вырвались на волю. А  поскольку Северный Кавказ  вплоть до Северной Осетии был уже занят гитлеровцами,  все арестанты   оказались в оккупации.
     Очень скоро Северный Кавказ освободили, и вчерашние заключенные  оказались между молотом и наковальней – перед неизбежным  выбором быть расстрелянными на родной земле или получить  хоть и слабый, но шанс спастись, отступив с немцами. Никто не хотел умирать. Они все ушли за рубеж -  трагический выбор. Авторханову  удалось  выжить, большинство из бежавших с ним погибли.
      В послевоенной Европе ему посчастливилось найти земляков-единомышленников из первой волны эмигрантов  и включиться в общую с ними борьбу за права репрессированных  в СССР народов. Есть основания  думать, что только благодаря ему (и его обществу единомышленников)  прозвучал «секретный» доклад Н.С.Хрущева о культе личности Сталина на 20-м съезде КПСС, гражданские права   репрессированных народов были  восстановлены, и  им вернули их родину. Выстраданные труды Авторханова были услышаны в  России: «История культа личности  в СССР» (цикл лекций по радио «Свобода»), «Технология власти» (первое издание 1959 года, в России – в 1991-м), «Загадка смерти Сталина (заговор Берия)» (1976, в России – 1992), «Империя Кремля. Советский тип колониализма» (1988; Вильнюс, 1990)…
Абдурахман Геназович Авторханов ушел из жизни в 1997 году в Мюнхене. До последнего дыхания он любил свою родину, свой народ, он не изменил им, он утвердил свое достоинство честного человека, защищая право каждого на выбор, на правду, свободу  и справедливость.