Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

ВСЕ ПО ПЛАНУ
Не нам понять высоких мер, Творцом внушаемых вельможам.

А.К.Толстой

В разгар Российской предвыборной кампании все ведущие федеральные, то бишь полностью подконтрольные власти, телеканалы страны подавляющее большинство информационных программ посвящали событиям в Грузии. Вообще-то за последние три-четыре года мы уже свыклись с тем, что в наших новостных телепередачах большая часть эфирного времени уделяется происходящему в двух бывших советских республиках, превратившихся, по мысли российских властей, во враждебные России анклавы Запада, - в Украине и Грузии. Телезрителю, по-видимому, надлежит проникнуться убеждением, что в России жизнь – малина, а вот республики, в которых произошли «цветные революции», являют собой пример того, как нельзя жить и строить государство, какой беспорядок получается, если распускать всякий там народ. Народ – масса слишком разношерстная, несознательная, ему не понять, что и как делать для улучшения своей жизни, он не в состоянии сам определить, что для него хорошо, что плохо, и ничего не смыслит в своем высоком предназначении. Именно такая логика, исполненная раболепства перед власть предержащими и презрения ко всем прочим, от земледельца до профессора, была положена в основу думской выборной кампании. А между тем люди, которые на всех экранах утверждали, что хорошо знают позицию гаранта Конституции РФ, неустанно повторяли, что она «является для него священной коровой». Но они уже и не вспоминают, что Конституция обеспечивает всем политическим партиям, участвующим в выборах, равные возможности для агитации и пропаганды своих идей и программ.

 Какой смысл твердить, что одна партия в нарушение предвыборного законодательства беспардонно пускала в ход административный ресурс, установила диктат? Что представители этой партии вовсю использовали свое служебное положение? Что города и веси страны, как новогодняя елка игрушками, пестрели символикой этой главной партии? Что шагу нельзя было ступить, не наткнувшись на ее рекламные перетяжки, плакаты и плакатики, расклеенные и развешанные в самолетах, автобусах, трамваях, троллейбусах, «маршрутках», в культурных, государственных, коммерческих учреждениях и даже в туалетах?
Все перечисленное происходило на глазах у целого света, но на подобные обвинения вам, нимало не церемонясь, ответят:
- А вы докажите! Подите в наши независимые суды, пожалуйтесь в наши независимые СМИ!

Так не доказали ведь! И не докажут. А знаете, почему? Да потому, в том числе, что те, кто сегодня решили, какие партии пройдут в Думу и у каких партий сколько будет голосов, помнят выборы президента России 1996 года, тем более, что некоторые из них и тогда были во власти и при власти. Помнят пример использования пресловутого административного ресурса на полную катушку, когда президент, первым развязавший войну в Чечне, разочаровавший большинство электората и успевший из «гаранта демократических свобод» превратиться по преимуществу в персонажа анекдотов, с двухпроцентным рейтингом в начале президентской гонки переизбрался на второй срок. Все также помнят, как через три года этот президент, в очередной раз демонстрируя оригинальность в трактовке понятия демократии, явил стране наследника.

Наверное, тогда считалось, что это нужно для укрепления демократии, как нынешние власти считают подконтрольный президенту парламент залогом стабильности, служащей якобы укреплению все той же демократии. Во имя этой же цели была развязана - еще одно печальное воспоминание, которое нельзя забыть - позорная кампания 1999-го, когда одна партия поборников демократии, слывшая более «прагматичной», дошла в этом своем «прагматизме» до того, что с помощью власти организовала травлю другой демократической партии и ее лидера, обозвав его предателем за призыв не уничтожать людей в Чечне. (Помните тогда, кстати: «Путина в президенты, Кириенко в Думу»). Тогда для победы своей все более невразумительной «демократии» эти господа посчитали возможным объявить «возрождением российской армии» вторую за шесть роковых для чеченцев лет кровавую мясорубку, когда опять убивали, но еще больше, и разрушали то, что уцелело от республики в первую войну. Почти все политические партии стали - кто постоянно, кто время от времени - выступать с шовинистических и ксенофобских позиций, начав «в этом вопросе» с Чечни и чеченцев. А теперь именно эти политические круги образовали в истерзанной республике свои отделения, подчас довольно успешные. В каких образах и эпитетах опишет когда-нибудь история этот политический садомазохизм?
Да, это неоспоримый факт - серьезный крен в сторону авторитаризма российская демократия дала именно в 1996 году. А наследники оказались учениками способными, они переплюнули своих отцов-наставников. Совершенно невообразимое в цивилизованном мире явление: страна не знала ни одного реального кандидата в свои будущие президенты даже за три месяца до его избрания! Тут уже не столь принципиально, по какой причине так сложилось: то ли, как предполагали эксперты, всему виной неопределенность стратегии президента нынешнего, то ли борьба между разными группировками в недрах его администрации. Прошедшие выборы в Госдуму дали так называемой элите и обществу сигнал: нынешние властители для того, чтобы не выпустить из рук бразды правления, в белых перчатках не нуждаются, власть делает, что хочет, нисколько не стесняясь своего произвола. Она продемонстрировала этакую ясноглазую наглость и в ходе выборов, и в день голосования, и при подсчете голосов вечером 2 декабря и в ночь на 3-е.
 В 20 часов 45 минут в эфире Первого канала возникла ведущая с анонсом вещания на текущий вечер. На экране перед ней засинели четыре закрытых квадрата, которые, как возвестила ведущая, ровно в 21.00 откроются с первыми данными экзит-полов. В обещанный срок на квадратиках и впрямь появились предварительные данные. И, что особенно примечательно, они оставались неизменными в течение всего эфирного времени независимо ни от поступающих из регионов данных, ни от результатов подсчета общего количества обработанных по всей стране бюллетеней. Между тем каждый регион, как известно, имеет свои предпочтения. В период выборов на карте страны всегда рисовали цветовые пояса, делившие ее территорию по политическим предпочтениям населения, а тут - ничего! Все ровненько. Также не было никакого расхождения между данными соцопросов, проводившихся тремя социологическими службами в течение предвыборного периода, и данными тех же экзит-полов, что совершенно непредставимо в реальности. Ни на один канал не был приглашен никто из оппозиционных политиков для обсуждения результатов выборов (если не считать Геннадия Зюганова, промелькнувшего на втором канале), при том, что все прокремлевские политики и эксперты, как маршрутное такси, бесперебойно курсировали по телеканалам. А главным политологом выборной ночи, да и вообще последнего времени в России стал режиссер Никита Михалков. Словом, президент и его окружение под бурные аплодисменты творческо-политической клики сделали выборку партий, нужных им. А теперь с таким же успехом приступили к операции «наследник-2». Если следовать смыслу операции ухода-возвращения, более точным было бы ее назвать «бумерангом».
Четыре квадратика - четыре привилегированные партии, четыре фракции (идентифицировать в отдельности каждую из которых едва ли возможно) в новой, а, по сути, в новой старой Думе. Может, кто-то хочет оспорить легитимность пятого в современной России парламента? Вы говорите о нарушениях? По-вашему, на Северном Кавказе, где самый высокий уровень недоверия к российской власти, не было стопроцентной явки и уж никак не могло случиться, чтобы все сто процентов голосов отдали за «Единую КПСС», пардон, за «Единую Россию»? Ну, и что вас смущает? - А в Мордовии почему за «Единую» - 109 %? - Да очень просто: обращение президента не оставило равнодушными даже тех граждан, которые не были включены в списки избирателей, вот и получилось 109 %. Говорите, сотрудницы одной из московских участковых избирательных комиссий толковали между собой о том, что «Яблоко» у них получило 15 %, а они написали 3 %? Так в чем дело? Идите в наши независимые суды и докажите все это. Не докажете - мы сами на вас подадим в наши независимые суды!

А что же «священная корова», именуемая Конституцией? От нее, увы, толку мало: молока не дает, да еще и находится в глубокой коме. Может, еще придет в себя через какое-то время? Вон в Польше, говорят, очнулся недавно после 20-летней комы некий работник железной дороги. Стало быть, есть надежда и у нашей «священной коровы».