Журнал "ДОШ"
Назад Вперед
Посеявший ветер пожнет бурю
 

Светлана Алиева
 «...первое и самое главное — это обеспечить право на беспрепятственное возвращение народов,
восстановление тех государственных форм, которые были у этих народов.
Этот тот факт, где мы не можем думать ни о чем, кроме восстановления справедливости.
Никакие прагматические соображения нас тут не могут остановить...
не выполнить этого долга справедливости мы не имеем права..»


А.Д. Сахаров.
Из выступления на сессии ВС СССР 14 ноября 1989 г.

28 октября — 2 ноября 1992 года.
Пригородный район Северной Осетии.
Запомни, уважаемый читатель,
этот отрезок времени в ХХ столетии и место происшествия.

Меня — современницу-россиянку — тогда, именно в те дни происходящее по­трясло. Было воспринято как оглушитель­ный, недопустимый позор России, как до­пущенное верховной властью страны на­силие одного российского народа над другим, разрешившей одному из братьев не просто безнаказанное, но еще и возна­гражденное убийство другого. Ингуши и осетины издревле жили на одной земле по выработанным их предками этиче­ским традициям. Веками они мирно, под­линно по-братски делили одну землю и патриотическую привязанность к Вла­дикавказу, были взаимосвязаны семей­ным родством и едиными клановыми фа­милиями. Откуда же вдруг и на каком ос­новании в конце ХХ века возникла этни­ческая чистка, учиненная осетинами над ингушами, точнее говоря фашистский, казалось, немыслимый в нашем полиэт­ническом Отечестве геноцид?
Нет, не могло это начаться вдруг, сооб­разила я позднее, когда «победа» осетин стала обрастать и подкрепляться демаго­гией, перенасыщенной «юридической» и «гуманистической» фразеологией, изощ­ренными фантазиями о природном зло­действе ингушей, с высоких трибун объя­вленных ими «недочеловеками».
Заглянула в историю. Недавнюю, пос­лереволюционного, советского времени. До 1934 года осетины и ингуши согласно делили одну столицу своих националь­ных автономий. Затем по распоряжению Сталина Владикавказ объявили столицей Северной Осетии. Ингушскую автономию объединили с Чеченской в общую респуб­лику со столицей в г. Грозном, сохранив за ингушами их коренную этническую территорию, узаконенную при образова­нии Ингушской государственности. Ингу­ши продолжали жить в родном для них Владикавказе, как и во всех других городах большой страны Советов.
А в феврале 1944 года опять-таки по распоряжению Сталина весь ингушский и с ним чеченский народы подвергли на­сильственной тотальной депортации на Восток страны, отягощенной системой репрессивных запретов. «Освобожден­ные» при изгнании народов территории распределили между оставшимися на ме­сте соседями. Северная Осетия расшири­ла свои границы за счет ингушских зе­мель. Через 14 лет, в 1957 году репресси­рованные Сталиным народы были воз­вращены домой, им восстановили госу­дарственность и право на родную землю. Все соседи без возражений вернули иму­щество «наказанным» народам. Все, кроме Северной Осетии. Независимо от Указов, Законов, распоряжений верховной вла­сти СССР, Северная Осетия не желала по­терять ни метра из присвоенной ими чу­жой территории.
26 апреля 1991 года в нашей стране, избравшей иной исторический путь раз­вития, издается Закон «О реабилитации репрессированных народов», в котором отдельным пунктом стоит требование о реабилитации территориальной. Конеч­но, это никак не могло понравиться Се­верной Осетии, вынужденной уже по но­вому Закону вернуть ингушам их родную, кровную территорию. И чтобы не допус­тить этого, мастера демагогии начали ма­скировать свою заурядную территориаль­ную заинтересованность, переведенной ими в кровавый конфликт, раздуванием пожара осетино-ингушских якобы меж­национальных противоречий. Преуспе­ли. Сделали все, чтобы Закон «О реабили­тации...» сдали «за ненадобностью» (?) в архив.
И что мы в результате имеем?
Это только кажется, что вопрос замы­кается на двух народах — осетинах и ин­гушах, что он частный, незначительный и неважный для всех россиян разных наци­ональностей — от русских до чукчей. Этническая чистка ингушей в Северной Осетии фактически сорвала общенарод­ный курс на обновление всей России, на укрепление законности и прав ее граж­дан, повернула историю вспять, к восста­новлению авторитаризма, насилия, меж­национальных конфликтов, коррупции, в конечном счете к государственной без­нравственности и сопутствующих ей культурных, социальных и экономиче­ских бед.

Следствием этого «частного» дела, раскрученного в Северной Осетии в кон­це октября — начале ноября 1992 года, явились и 12-летняя война в Чечне, и ра­зогнанные по всему миру лишившиеся крова чеченцы, ингуши, русские, предста­вители других национальностей страны, тысячи погибших и изуродованных фи­зически и морально невольных участников организованных конфликтов, а вме­сте с ними мирных обывателей — жен­щин,
стариков, детей, и беспримерная трагедия Беслана, и сегодняшние убийст­ва
инородцев и иностранцев в Россий­ских городах, теперь вот и Кондопога...

Мы забываем древнюю истину — посеявший ветер пожнет бурю.