Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

ЕЩЕ ОДНО ИМЯ ГЕРОЯ

Хасан ДЖАНТАЕВ

Общеизвестно, что в советское время упорно замалчивались не только ратные подвиги героев-чеченцев, но и само их участие в Великой Отечественной войне.
Иного и быть не могло в условиях, когда само слово «чеченец» было в стране под запретом.
Его даже вымарали из орфографических словарей, изданных с 1943 - го по 1957 год.
Нетрудно понять циничную логику отцов-исполнителей народоубийства:
рассказать правду о подвигах чеченцев в Отечественной войне означало бы для них разоблачить себя перед всем миром.
Затеяв геноцид нашего народа в условиях ограничения гласности и информационного вакуума военного времени, они пытались стереть даже память о нем.
Сегодня ни для кого не является секретом и тот факт, что осенью 1943 года Сталин распорядился (о чем имеются официальные документы) «лицам чеченской национальности звания Героя Советского Союза не присваивать, как не присваивать подобным лицам  генеральских званий, сколь долго бы они ни занимали должностей, соответствующих «генеральским».
Такое предупреждение не случайно, ведь некоторые чеченцы (о них мы еще расскажем) успели до 1943 года облачиться в генеральскую форму.
Что касается звания Героя, его, несмотря на все запреты Верховного, командиры (воздадим должное их гражданскому мужеству!) не раз испрашивали в своих ходатайствах для наших земляков, записывая чеченцев в наградных листах аварцами, кумыками, таджиками и др.
Но отнюдь не ради высоких наград и званий сражались с фашистами наши отцы и деды.

Они проливали свою кровь за родину, которая никогда не была для них матерью, но всегда  оставалась злой мачехой.
Защищая общий дом, об этом не думают.
Когда враг стоит у ворот, тут уж не до «домашних разборок».
В боях с врагом чеченцам случалось проявлять поистине орлиную удаль, неукротимый нрав и рыцарскую доблесть.
Стоит вспомнить несколько таких примеров в преддверии праздника 9 Мая, который мы, дети участников той далекой войны, празднуем вместе со всеми  народами бывшего СССР, лучшие представители которых внесли достойный вклад в разгром общего врага.
Наши читатели уже наслышаны о Герое Советского Союза Мавлиде Висаитове - командире 28-го гвардейского Дубненского ордена Красного Знамени кавалерийского полка, 6-й гвардейской кавалерийской Гродненской дивизии, который после героического «кинжального», как выразился командир дивизии генерал - майор П. Брикель) прорыва первым  вышел со своим полком навстречу союзникам - американцам на Эльбе.
О подвигах Мавлида Висаитова рассказано в книге «От Терека до Эльбы» и в ряде других публикаций, появление которых стало возможным в последние годы советской власти.
Но сегодня мы с законной гордостью отмечаем, что среди командиров полков Красной Армии, несмотря на все препоны, чинимые их продвижению по служебной лестнице, были и другие чеченцы, причем о них прекрасно отзывались их командиры, подчас выдающиеся военачальники, люди, заслужившие мировую известность.
Вот, например, что писал Герой Советского Союза Х. Мамсуров в письме к членам бюро обкома партии Чечено-Ингушетии:
«В связи с 40-й годовщиной Советской Армии я, по поручению многих сослуживцев, сообщаю вам о двух братьях, славных сынах чеченского народа, геройски сражавшихся против немецко-фашистских захватчиков в Великой Отечественной войне и погибших смертью храбрых за нашу советскую Родину.
Речь идет о подполковнике Ахтаеве Абдулле и его младшем брате Ахтаеве Абдул-Вагабе.
Оба они служили в части, которой я командовал.
Оба пользовались авторитетом среди бойцов и командиров соединения».
Да, братья Ахтаевы из тех, о ком подобает помнить и нам, и нашим потомкам.
Старший, Абдулла Ахтаев, командуя полком, лично сражаясь на переднем крае, смело прорвал оборону противника и при выполнении важной боевой задачи
был смертельно ранен в августе 1944-го под польским городом Кросно.
Младший, Абдул-Вагаб Ахтаев, командир отдельного разведывательного эскадрона, погиб смертью храбрых в конце того же 1944 года в бою в районе города Броды.
Он запомнился товарищам по оружию своей исключительной смелостью.
Столь же доблестным был и однофамилец знаменитого Мавлида Висаитова - Сакка Висаитов, уроженец высокогорного села Шатойского района Чечни, командир кавалерийского полка.
Он воевал на финской, германской и японской войнах, а в ряды Красной Армии вступил добровольно в 1928 году, будучи студентом второго курса чеченского педагогического техникума.
В 1941 году гитлеровское нападение застало его в Белоруссии.
Противник сосредоточил на этом направлении крупные силы танковых частей и пехотных дивизий, стремясь решительным ударом сломить сопротивление советских войск, захватить Минск и открыть путь к Москве.
В конце июня 1941 года командование 10-й танковой армии назначает Сакку Висаитова командиром особого отряда, который совместно с Борисовским танковым училищем занял оборону на реке Березине в районе города Борисова.
Его задача была прикрыть магистраль Москва- Минск и обеспечить отход наших воинских  частей из Латвии и Литвы.
В июле из Москвы прибыли механизированная дивизия и отряд под командованием корпусного комиссара Сусайко.
В течение трех дней шли ожесточенные бои с авангардными частями противника,  давшие возможность советским войскам отойти на новые оборонительные рубежи в районе города Орша на реке Днепре и обеспечившие эвакуацию государственных ценностей и населения из Минска и Борисова.
За проявленное в этой операции мужество С. Висаитов был награжден орденом Красной Звезды.
10 сентября 1941 года отряд под его командованием был передан в распоряжение армии Западного фронта.
В ее составе С. Висаитов стал командиром мотострелкового пулеметного батальона.
Затем он участвует в тяжелых наступательных боях под Смоленском за город Ельня - важный стратегический пункт.
Сражения продолжались два месяца.
Наконец, в октябре 1941-го, разгромив две механизированные, одну танковую и одну румынскую дивизии, советские войска взяли город.
Висаитова, и здесь отличившегося, наградили орденом Красного Знамени.
В боях за город Тулу мотострелковый батальон под его командованием участвовал совместно с Тульским рабочим батальоном.
В результате успешных боевых операций были взяты в плен около 450 вражеских солдат, захвачено 7 орудий, 4 миномета, 43 автомашины.
В ноябре 1941 года Сакка Висаитов был тяжело ранен в сражении в районе Ясной Поляны.
Через три месяца, выйдя из госпиталя, он прибыл в танковую бригаду, где стал командовать отдельным мотострелковым пулеметным батальоном.
Он участвовал в разгроме гитлеровских захватчиков под Москвой.
В конце июля 1942 года его назначили командиром отдельного Чечено-Ингушского кавалерийского дивизиона, в котором было 1800 чеченцев и ингушей.
Этот дивизион встретил врага на оборонительном рубеже в районе Моздока и Малгобека. Высылая мобильные разведывательные группы, вступая в бой с механизированными разъездами противника, он 10 августа 1942 года вышел на рубеж реки Терек близ Моздока.
Совершив марш-маневр на несколько сотен километров на север, дивизион прикрывал отход советских воинских частей и переправу через реку Кубань в районе города Невинномысска.
Вот эпизод боев, воспоминание о котором мне особенно дорого, потому что здесь упоминается мой отец: «В бою у Невинки одним из эскадронов дивизиона было подбито два  бронетранспортера, уничтожено 13 фашистских солдат.
Эскадрон обеспечил форсирование реки Кубани частями Советской Армии.
В этом бою особенно отличились политрук Ахьяд Хамзаев, солдаты Джантаев Магомед, братья Абдурзаковы и секретарь комсомольского бюро дивизиона Оздамиров Магомед, погибший в 1944 году в боях недалеко от города Минска».
Для обеспечения ночной переправы через Кубань у Невинномысска был выделен боковой отряд из 300 всадников под командованием лейтенанта Ахмета Дигаева.
Кстати, в том сражении принимал участие комиссар дивизиона, депутат Верховного Совета Чечено-Ингушской республики Альви Аюбович Мамакаев.
В 4 часа утра 18 августа 1942 года отряд вступил в бой с вражеской разведывательной группой. Фашисты были разбиты.
Это дало возможность нашим подразделениям без потерь форсировать реку Кубань.
Затем дивизион участвовал в тяжелых боях под Минеральными водами и Георгиевском, отходя под натиском превосходящих сил противника к югу.
С 20 на 21 сентября 1942 года враг попытался переправиться через Терек в районе села Старый-Юрт.
Однако дивизион успешно отразил эту попытку и к рассвету 22 сентября вышел с боями в район населенных пунктов Нариман-Аул, ТереклиМектеб, Сулу-Аул.
Переправа и марш проходили в исключительно тяжелых условиях: не было дорог, шли по песчаным бурунам, солончаковой безводной степи.
Всадники, мучимые жаждой, больше, чем о себе, тревожились о состоянии своих боевых коней.
Сочувствуя кавалеристам, жители окрестных населенных пунктов шли издалека пешком с кувшинами и ведрами воды на коромыслах, спеша навстречу своим защитникам.
Отец потом рассказывал, как глубоко это трогало души воинов.
Здесь, в междуречье Терека и Кубани, им довелось испытать на себе всю мощь ударов отлаженной военной машины вермахта.
После нескончаемых позиционных боев они все же вынудили врага отступить.
Битва за Кавказ является одним из крупнейших сражений Великой Отечественной войны.
Здесь главный удар гитлеровцы направили на Грозный и Баку, сконцентрировав свои отборные силы: их интересовала нефть.
Для этого на рубеже нижнего течения Дона были сосредоточены 13 пехотных, 5 танковых, 4 моторизованных, 3 кавалерийских дивизии, африканский корпус и более тысячи самолетов.
По численности и особенно по количеству танков и самолетов эти силы превосходили те, которыми располагало советское командование.
Впереди наступавших войск двигалась 23-я танковая дивизия.
Рядом была дивизия СС «Викинг», считавшаяся одной из самых лучших дивизий вермахта.
На небольшом пространстве противник собрал до 500 танков и плотно насытил боевые порядки артиллерией и тяжелыми минометами, надежно прикрыв их бомбардировщиками и истребителями.
Имея постоянные боестолкновения с моторизированными отрядами и конными разъездами противника, дивизион с 12 октября до 1 ноября 1942 года в составе 4-го гвардейского казачьего кавалерийского корпуса участвовал в овладении рядом населенных пунктов Северного Кавказа.
В 1943 году командование Западного фронта направило Сакку Висаитова на годичные курсы при Военной Академии имени Фрунзе, которые он успешно закончил весной 1944 года.
В том же году он участвовал в боях на Будапештском направлении, а в 1945-м сражался за овладение важными узлами дорог на путях к городу Братислава.
Будучи командиром кавалерийского полка, С. Висаитов принимал деятельное участие в боях за города и важные опорные пункты обороны немцев в полосе Карпат в Чехословакии.
После окончания войны с Германией он как опытный боевой офицер был направлен в распоряжение командующего войсками Забайкальского фронта маршала Р.Я. Малиновского.
В должности командира кавалерийского полка и старшего помощника группы войск Монгольской Народной Республики он с войсками Забайкальского фронта во взаимодействии с монгольской армией преодолел горный хребет Большой Хинган.
Через безводные степи Монголии советские войска продвинулись вперед на 950 километров. Ведя тяжелые бои, они заняли главные города Манчжурии: Чанчунь, Мукден, Цицикар, Жэхэ, Дайрэн, Порт-Артур.
Пытаясь остановить их, японцы около города Жэхэ создали мощную траншейную оборону.
Полк, которым командовал С. Висаитов, должен был, согласно приказу командира дивизии, форсировать реку и нанести противнику удар с фланга и тыла.
Операцию провели удачно.
В короткой ожесточенной схватке были взяты два опорных пункта противника, это дало возможность авангардным частям советской армии без потерь овладеть городом Жэхэ.
В том бою было уничтожено более 200 японских солдат, взято в плен 39 человек, захвачено 4 пулемета, 7 минометов, 2 орудия.
И здесь С. Висаитов проявил себя как бесстрашный боец, за что был награжден орденом Красного Знамени Монгольской Народной Республики.
Вот каков наш второй Висаитов!
На прилагаемой фотографии он сидит в первом ряду (второй справа) рядом со своим командиром генералом  И. А. Плиевым.
И он - не единственный чеченец на этом снимке.
Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на второго слева среди стоящих офицеров.
Рассказав о трех командирах кавалерийских полков, мы не можем не назвать еще одного отважного офицера, имя которого нам стало известно.
Мы собираем данные о нем для дальнейших публикаций в нашем журнале.
Мужественный, смелый полковник Матиев, командир танкового полка Западного фронта, неоднократно отмечался командованием как храбрый, инициативный командир.
Он пал смертью храбрых, защищая родину.
Склоним же головы перед светлой памятью десятков тысяч наших земляков, офицеров и рядовых разных родов войск, известных и неизвестных, достойно представивших наш народ в великой войне.
Нам есть, кем гордиться и на кого равняться.

Назад Вперед