Журнал "ДОШ"
Назад

ПОИСК, НАЧАТЫЙ С ДЕТСТВА

 Исрапил ШОВХАЛОВ

Вышла в свет монография Марем Ялхароевой «Литературно - публицистическая деятельность ингушской диаспоры в Турции». -Хотя Турция находится сравнительно недалеко, мы до сих пор практически ничего не знали о жизни нашей диаспоры в этой стране, - сказал председатель Союза писателей РИ Ваха Хамхоев. - Марем совершила гражданский подвиг. - Я была одним из тех очевидцев, на чьей памяти совершался этот человеческий и профессиональный подвиг, - говорит Люба Хаматханова. - Когда в июне 1997 года Марем вернулась из своей первой поездки в Турцию и появилась в редакции газеты «Сердало» с портретами в тяжелых рамках, ее просто подняли на смех. - Люди из Турции дубленки и кожу везут, а что ты привезла? - смеялись мы. Тогда, конечно, нам и в голову не приходило, что это было началом большой и содержательной работы, которой сегодня Марем порадовала всех нас.

-Как-то мне, имея в виду мои научные интересы, сказали: «Ты нашла золотую жилу», - рассказывает Марем. - Но я на нее наткнулась не случайно, я искала ее с детства. Дело в том, что мой дед Г1убнакъ Ялхароев вместе с братьями Арапхом и Берснаком после разрушения села Алхасты в 1860 году эмигрировал в Турцию, откуда через несколько лет вернулся на родину и вместе с другими переселенцами основал село Сагопши.
Слушая рассказы об одиссее своих предков, я жила мыслью: когда вырасту, непременно поеду в Турцию и заберу тех, кто остался там и страдает от разлуки с родиной. Мне казалось, они потому не могут вернуться, что за столько лет забыли дорогу домой.
Хотя порой с улыбкой вспоминаю эти свои наивные детские фантазии, но именно они дали мне первый импульс в работе, помогали неустанно идти к цели.
Они побудили меня в 1990 году организовать встречу с представителями диаспоры в грозненской средней школе N 49, где я в то время работала заместителем директора. Мои детские мечты привели меня на Международный конгресс чеченцев и ингушей, который проходил в Грозном в 1993 году, они же потом помогли мне поехать в 1997-м в Турцию.
Эта первая поездка туда, первые встречи с тамошней диаспорой незабываемы, они одарили меня удивительными, чудесными воспоминаниями. Поездка оказалась очень плодотворной. Я радовалась и не верила своим открытиям и находкам.
Дома же Марем ждали тяжелейшие житейские испытания. За два с половиной года беженской маяты в Ингушетии ей восемь раз пришлось менять место жительства. Это, конечно, не могло не отразиться на работе.
-Но несмотря на все проблемы, работа была бы завершена намного раньше, если бы она была не по филологии, а по истории, - поясняет Марем. - Я имела дело с текстами, которые нужно было переводить. Переводчиков приходилось искать далеко за пределами республики.
Но и после завершения кандидатской диссертации, которую она успешно защитила в июне 2004 года в Нальчике, Марем четыре года не имела возможности опубликовать свою работу.
Спонсоры нашли ее сами, даже сказали: «Имен наших не называй, мы помогаем не для рекламы».
Значит, есть истинные сыновья у народа?!
-Конечно, есть, - говорит Марем, - если бы их не было, разве смогла бы я совершать дорогостоящие поездки за границу? Сбор материала в Турции проходил при постоянной поддержке Хасана Тимурзиева (Бояна), который по-отечески принимал меня в течение нескольких лет (1997- 2005 гг). Опубликовать книгу мне помогли представители рода Тимурзиевых и Бековых. Интересное совпадение - Хасан Тимурзиев племянник Бековых. У меня было много помощников, и я с благодарностью вспоминаю каждого из них.
«Не могу делать то, что мне неинтересно»
У Марем успешно складывалась профессиональная карьера. После окончания ЧИГУ она шесть лет преподает русский язык и литературу в школе N 49 в Грозном. Как хорошо зарекомендовавшего себя педагога, ее приглашают на работу в Старопромысловское РОНО Грозного. Кстати, за десять лет существования
РОНО она была в нем первым представителем коренной национальности.
Вскоре ГОРОНО, не подозревая о том, что Ялхароева не член партии, рекомендует ее на работу в партийные органы республики, а потом в Чечено-Ингушский педагогический институт.
А она через два года снова возвращается в школу N 49, правда, заместителем директора. Но, тем не менее, коллеги недоумевали, интересовались, по своей ли воле она ушла из РОНО.
-Не могу делать то, что мне неинтересно, - признается Марем.
С ее приходом общешкольные мероприятия впервые стали проходить на чеченском и ингушском языках. Русистка по образованию, она стала вести этику на ингушском языке, организовала школьный национальный ансамбль.
Три года проработала она в этой должности, и когда освободилось место директора, коллектив предложил ей возглавить школу. Она отказалась.
Еще больше она удивила коллег, когда вскоре ушла работать на гостелерадио и стала вести передачи на ингушском языке.
-Я ведь так мечтала преподавать ингушский язык, мечте не суждено было сбыться, зато теперь я буду вести передачи на родном языке, - радовалась Марем, хотя не сразу приняла предложение руководства радио, целых три месяца колебалась.
Ее новые коллеги думали, что она выросла в селе, так как грозненские ингуши редко владели родным языком настолько хорошо, чтобы работать в эфире.
-Родители разрешали нам дома говорить только поингушски, - рассказывает Марем. - Да и у меня самой тяга к родному языку была сильной, я еще школьницей завела словарик, в который записывала непонятные слова, приобретала сборники стихов ингушских поэтов и самостоятельно училась читать на ингушском языке.
На радио Марем проработала два года. Потом руководство гостелерадио закрыло вещание на ингушском языке.
В сентябре 1996-го из полыхающего в огне Грозного судьба привела Марем в газету «Сердало». Лишь полгода с небольшим отделяли ее от «золотой жилы», которая не давала ей покоя с детства.

- Теперь я понимаю, что сама судьба неуклонно вела меня туда, к ингушской диаспоре в Турции, - говорит она. - Наверное, по-другому мой жизненный путь и не мог сложиться. После возвращения из Турции она открывает на страницах газеты «Сердало» рубрику «Ингушское зарубежье».В 2004 году М. Ялхароева переходит на работу в газету «Ингушетия», где продолжает печатать свои материалы об ингушской диаспоре.

Научный подвиг
Т.Ш. Биттирова, доктор филологических наук, заведующая сектором балкарской литературы Кабардино-Балкарского ИГИ КБНЦ РАН, рецензент монографии М. Ялхароевой так отзывается о ее научной деятельности:
-До настоящего исследования учеными-ингушеведами не было издано ни одной монографической работы по данной теме. В работе М. Ялхароевой впервые наиболее полно представлены пути развития духовности ингушского народа в условиях диаспоры. Исследованию этой весьма актуальной филологической, культурологической и в какой-то мере общественно- исторической проблемы предшествовала большая и серьезная собирательская и систематизаторская работа по обеспечению его литературной и источниковедческой основы. Автор в течение ряда лет по крупицам собирала фактический материал. Она работала с личными архивами, знакомилась с библиографией кавказских литературных и общественно-политических изданий; многократно встречалась с выходцами с Северного Кавказа и их потомками.
Марем вышла на защиту с готовой монографией, и я неоднократно говорила ей, что труд надо опубликовать. Но ее что-то удерживало. И только после моих настойчивых пожеланий: «Это будет хорошим подарком твоему народу» она начала работу над изданием книги, вернее, начала искать возможности для ее издания.
Меня удивило, что книга вышла на спонсорские средств: ни Правительство РИ, ни какие-то другие государственные учреждения до сих пор не оказали автору содействия в этом вопросе.
Думаю, в то время, когда каждый народ многонациональной России ищет оптимальные формы и методы этнической идентификации, ищет пути сохранения своей культуры в условиях глобализации, каждый компонент культуры этноса должен найти достойное место в этом процессе. Тем более, когда речь идет о таком своеобразном и важном аспекте как культура диаспоры. В книге М. Ялхароевой глубоко и достоверно показаны зарождение и первые этапы становления особой формы существования части ингушского народа
Хорошо, что все-таки нашлись люди, которые помогли Марем издать книгу, радует и ее тираж - 1000 экземпляров.
Книга, несомненно, обогатит наши представления об ингушской диаспоре Турции и даст возможность узнать многое об утраченной некогда культуре наших предков. Она даст импульс исследователям других северокавказских народов, ищущим пути освоения этой очень непростой научной темы.
Исследованиям М. Ялхароевой по ингушской диаспоре высокую оценку дал и профессор И. А. Дахкильгов:
-«Ингушское зарубежье» - это новая, оригинальная и весьма значимая страница в ингушской культуре, истории, общественной мысли. Благодаря усилиям М. Ялхароевой этот новый, доселе не возделанный пласт значительно обогатит местную культуру. Заслуга автора прежде всего в том, что она впервые в столь значительном объеме анализирует опыт жизни наших соотечественников в Турции. Ее исследование вводит в научный оборот столь большой, специфический, общественно- и идейно-эстетически значимый литературно-публицистический материал, что это само по себе уже сродни научному подвигу.

Назад