Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

ПОКА ЖИВА ПАМЯТЬ

Нуржан Кубадиева

Холодным утром 7 марта 1944 года Анисат и ее старший сын Зейтун из родного аула Хабаз выехали в селение Кенделен, которое находилось в нескольких десятках километров от их дома. Зима была уже позади, но необходимость пополнить запасы кукурузы заставила их отправиться на арбе в такой неблизкий путь. Не так давно Анисат овдовела, ее мужа Ибрагима убили во время поисковой операции красноармейцев в горах, и семья из шестерых детей, младшему из которых было всего несколько месяцев, осталась без отца. Вдобавок ко всему в декабре 1944-го, в свой день рождения, умер Махти, четырехлетний сын Анисат. Ибрагим хотя и погиб молодым, успел построить для своей семьи отдельный дом. Анисат, крайне болезненно переживавшая потерю мужа и ребенка, не могла и представить, что главные испытания в ее жизни только начинаются.
Разобравшись с делами, Анисат и Зейтун вечером того же дня решили ехать обратно домой. «Мать всю дорогу думала о том, как накормит маленького Юсупа, а другим нажарит кукурузы.

С этими мыслями она шла за арбой, низко опустив голову», - вспоминает Зейтун. Преодолели горный перевал, до дома оставалось уже не так много, когда путь им преградили солдаты. «Внезапный окрик военных вывел ее из оцепенения. Ее мысли смешались, все надежды разом разрушились. Я уже не пытался успокоить мать - понял, что надо готовиться к худшему». В Хабаз их не пустили и объявили, что весь балкарский народ должен быть немедленно погружен в товарные вагоны и выслан в Среднюю Азию. Ни уговоры, ни просьбы найти остальных детей, ни слезы молодой женщины не подействовали. Анисат и десятилетнего Зейтуна вернули в Кенделен. Видя страдания матери, один солдат сказал, что поскольку выселяют всех балкарцев, она, возможно, когда-нибудь найдет остальных детей. «Маму, почти бездыханную, положили в машину, у нее в руке остался клок волос, она вырвала их в порыве отчаяния. Во время погрузки выяснилось, что люди не помещаются, и солдаты стали выбрасывать мешки с вещами и едой. Когда выезжали из села, ущелье огласил вой женщин, которые, казалось, только сейчас поняли до конца, что их разлучают с родным домом, с землей. Я смотрел на Кенделен, где был впервые в жизни, и думал: «Какая печальная встреча...» А Баксанское ущелье только просыпалось, виднелись заснеженные горы, на небе ни облачка, солнце озаряло горные вершины, скоро наконец придет долгожданная для горцев весна, а народу в этот ясный день было суждено покинуть родные края», - рассказывает Зейтун. Анисат и Зейтун попали в Киргизию, во Фрунзенский район. На четыре семьи дали одну комнатушку. Большинство переселенцев отправили работать в колхоз. Молодая женщина смогла продать ту злосчастную кукурузу, выручила небольшие деньги, рассчитывала найти детей. В 20 километрах от их поселка располагался другой населенный пункт со спецпереселенцами. Знакомые подсказали, что, возможно, дети Анисат там. Зейтун, рискуя жизнью, пошел их искать. И нашел. Детей приютила русская женщина, на время заменившая им мать. Когда Зейтун вошел в их дом, маленький Юсуп, узнав брата, испытал настоящий психологический шок. Через две недели ослабленный долгой дорогой в Среднюю Азию, голодом и болезнью малыш умер. Мужчин в колхозе было мало. Похоронить Юсупа взялись два дряхлых старика. Они унесли тело, завернутое в покрывало, а вернувшись, успокоили Анисат, сказав, что предали тело земле. Но когда с наступлением весны, когда морозы прошли и началось таяние, тельце ребенка случайно нашли неподалеку в арыке, подо льдом. Оказалось, старики не смогли выкопать достаточно глубокую могилу. Анисат была вынуждена похоронить сына своими руками. Чтобы выжить, дети Анисат стали работать, хотя по возрасту еще не должны были. Старший, Зейтун, в одиннадцать лет принялся потихоньку осваивать тяжелую колхозную технику. Девочки тоже не остались в стороне - подрабатывали, помогали матери. Тяжело прошли для семьи эти 13 лет депортации. А в 1957 году Анисат с детьми вернулись на Кавказ и поселились в родном Хабазе. И снова балкарцы налаживали быт, обзаводились скотиной, строили дома. Анисат тоже выросла в большой семье. Их было 12 детей, 4 сына и 8 девочек. Все четыре ее брата погибли в разные годы, защищая страну. Бабушка Анака, как ласково называли Анисат все, кто ее знал, умерла в 2000 году, в возрасте 88 лет. Испытав все тяготы депортации и пережив не одну личную трагедию, она не потеряла чувства любви и признательности к людям, и главное, привила детям, а потом уже и внукам, и правнукам уважение к традициям своего народа. А Зейтун, как и тогда, 8 марта 1944, все эти годы был рядом с матерью. Эта история молодой, но сильной женщины Анисат Ульбашевой - всего лишь маленькая частичка большой трагедии балкарского народа, которую сложно пересказать в эпизодах. Тогда беда коснулась всех без разбора, и каждой балкарской семье есть что рассказать об испытаниях долгих лет ссылки. «Пока жива память о тех днях, будет жив и сам народ», - говорят наши старики. Справка: 8 марта 1944 года 37 773 балкарца были депортированы в Среднюю Азию. В Указе Президиума Верховного Совета СССР о переселении балкарцев сообщалось, что народ выселяют за пособничество немцам. В пути погибли 10% всего балкарского населения. Из общего числа высланных балкарцев 52 процента составляли дети, 30 - женщины, 18 процентов - мужчины: инвалиды, вернувшиеся с войны, и глубокие старцы. В течение 1942 - 1948 годов среди балкарцев смертность превышала рождаемость, практически стоял вопрос о вымирании этноса. Вместе с тем на момент ссылки около 12 тысяч балкарцев сражались на фронтах Второй мировой войны. Выселение происходило в то время, когда каждый четвертый балкарец находился в рядах воюющей Красной Армии. Каждый второй из них погиб, защищая страну от немецко-фашистских захватчиков. Многие воины-балкарцы в числе первых встретили врага на западной границе СССР, став участниками героической обороны Брестской крепости. В 1942 году балкарский военный летчик Алим Байсултанов, совершивший 277 боевых вылетов, лично сбивший 7 самолетов противника и еще 2 уничтоживший на земле, первым среди воевавших выходцев из КБАССР получил звание Героя Советского Союза. Позже такой же награды был удостоен Мухажир Уммаев. Еще шесть балкарцев были представлены к этому званию, но из-за депортации не получили его.

Нуржан КУБАДИЕВА, Нальчик Анисат с детьми, 1943 год.
Назад Вперед