Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

Жертвы "правосудия"
Зоя Светова

Зара Муртазалиева и Заурбек Талхигов продолжают отбывать свой срок в российских колониях. Они находятся друг от друга на расстоянии в тысячи километров - Зара сидит в колонии общего режима в Мордовии, а Заурбек в колонии строгого режима в Сыктывкаре. Этих не знакомых друг с другом людей объединяет одно: они оба невиновны, оба получили по восемь с половиной лет лишения свободы. И Заурбек, и Зара были осуждены в Московском городском суде кандидатом юридических наук, судьей Мариной Комаровой, которая несколько лет назад защитила диссертацию, посвященную проблемам уголовного преследования обвиняемых в террористических актах.  Муртазалиева получила издевательские полгода сокращения срока при рассмотрении ее дела на кассации в Верховном суде. Девять лет приговора ей снизили до восьми с половиной.
Когда я последний раз была у Зары на свидании в Мордовской женской колонии № 13, оставалась неделя до Нового года. Рядом со входом в административный корпус стояла наряженная елка. Я привезла Заре елочные украшения – серебряные дождики, конфеты, фрукты, открытки. Она собиралась поздравлять своих подруг по бараку. Настроение, несмотря на всю тоску оторванности от дома (ведь она уже четвертый Новый год празднует в тюрьме), было предновогодним. Мы шутили и строили планы на будущее. Обсуждали возможность ее условно-досрочного освобождения (УДО). В июне она может подавать ходатайство об УДО, руководство колонии обязано дать характеристику, предоставить в суд свои предложения. А уж дальше дело суда решать: достойна ли Муртазалиева выйти на свободу раньше срока?
Потом адвокат объяснил ей, что для УДО по неписаному закону нужно хотя бы частично признать свою вину. «Признавать свою вину? В чем? Я и раньше ее не признавала, почему буду признавать теперь? Тем более, что тем самым я подведу тех людей, которые все эти годы меня защищали и боролись за меня». Таков был ответ этой молодой женщины. Формально суд может отказать Муртазалиевой в УДО еще и потому, что у нее очень много дисциплинарных взысканий, которые налагают на нее специально, чтобы сломить и заставить признать вину.
Похожая ситуация и у Заурбека Талхигова. У него тоже очень много нарушений внутреннего распорядка. Он не встает с кровати по команде «Подъем», отказывается пришивать лагерную бирку на одежду, отказывается убирать снег. Начальник колонии объяснил адвокату, что Талхигову УДО никак не «светит». При том, что этому еще вполне молодому человеку (Заурбеку 30 лет) с каждым годом в колонии становится все тяжелее. В заключении он заразился гепатитом С, и его периодически кладут в тюремную больницу.
Заурбек так же, как и Зара Муртазалиева, никогда не признает свою вину. Даже частично. «Дош» писал о его деле в материале «Он хотел спасти женщин и детей». При всем желании в действиях Заурбека нельзя обнаружить какую-либо вину.
Прошел почти год, как президент Чечни Рамзан Кадыров пообещал, что будет инициировать пересмотр уголовных дел, по которым в последние годы были осуждены чеченцы, и постарается добиться перевода отбывающих наказание в России соотечественников в Чечню.
Настало время исполнять обещания. Случаи Зары Муртазалиевой и Заурбека Талхигова не терпят отлагательств. Эти молодые люди уже достаточно пострадали от российского «правосудия». Своим мужеством и силой духа они заслужили, чтобы на их защиту встали высокопоставленные лица Чеченской республики. Тем более, что президент Чечни официально заявлял о необходимости пересмотра уголовных дел. В списке персонажей сфабрикованных дел Муртазалиева и Талхигов должны быть названы в числе первых.