Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

НЕ ДОПУСТИТЬ ПОВТОРЕНИЯ
26 февраля 2004 года Европейский парламент признал депортацию чеченцев в 1944 году актом геноцида.
В СССР в учебниках по истории КПСС депортация народов была названа "искажением ленинской национальной политики во время культа личности Сталина".

Но нам не рекомендовали ни говорить об этом, ни помнить. Как будто вообще не было этих 13 лет, не было десятков тысяч чеченцев и ингушей, умерших от голода, болезней, истощения по дороге в ссылку. Как будто не было сотен сожженных живьем в Хайбахе, сотен утопленных подо льдом Галанчожского озера, расстрелянных в высокогорных селах из-за "невозможности транспортировки", закопанных заживо во дворе Урус-Мартановской сельской больницы
 Дорога в 60 лет - от чудовищной несправедливости до ее справедливой оценки в Европе.

Оливье Дюпюи, депутат Европарламента, секретарь Транснациональной Радикальной партии, с 15 января по 23 февраля провел беспрецедентную акцию голодовки, требуя, чтобы пункт о признании депортации 44-го актом геноцида был принят и включен в резолюцию Европарламента.

Сегодня господин Дюпюи в гостях у журнала «Дош».

- Господин Дюпюи, почему Чечня?

Чечня… Я тогда и не подозревал, что так врасту в эту тему, что трагедия этого маленького народа станет такой болью для меня, что обрету столько друзей среди чеченцев и соратников среди европейских политиков и общественных деятелей.

А почему Босния? Почему другие страны, где льется кровь? Причины одинаковые – я не хотел, чтобы убивали людей. Очень сожалею, что поздно, слишком поздно стал заниматься темой Чечни. Поводом послужило убийство моего близкого друга Антонио Руссо в Грузии в 2000 году.

То, что я узнал из истории чеченского народа, меня действительно потрясло. И жертвы, которые понес этот народ во время кавказских войн, в период турецкой депортации, сталинской депортации и современной войны достаточно впечатлили меня, чтобы немедленно выступить за право чеченцев на жизнь.

Бельгийцы и французы хорошо знают историю Орадор-сюр-Глан, где во время Второй мировой войны было убито и сожжено около 600 человек – почти все жители этой маленькой деревни. Однако мало кому известно, что в Чечне множество таких Орадор-сюр-Гланов, где безжалостно уничтожались старики, женщины, дети… Хайбах в 44-м, Самашки – через 50 лет…


- Ваша голодовка длилась 37 дней. Почему вы выбрали именно такую форму протеста, ведь она могла нанести вред вашему здоровью?

Я прервал голодовку на 37 день 23 февраля на манифестации в Брюсселе, посвященной 60-летию сталинской депортации. К тому времени я уже заручился поддержкой многих моих коллег – членов Европарламента, и принятие резолюции было решенным вопросом. Все эти дни я продолжал работать, правда, в последние недели голодовки в моем офисе дежурили врачи. Я продолжал встречаться с политиками, депутатами национальных парламентов, с международными организациями, занимающимися защитой прав человека. Встречался и с чеченскими представителями, которые тоже подключались к моей акции протеста.

Многие не понимали, почему я поднял вопрос депортации 60-летней давности, ведь не меньше преступлений совершено военными на территории современной Чечни, разве не следует добиваться наказания тех, кто еще продолжает свои злодеяния, занимая высокие военные должности? Нельзя ли применить здесь опыт рассмотрения подобных преступлений в Европейских судах, по примеру Сербии-Косово-Боснии?

Но чтобы разобраться в судьбе чеченского народа, нужно знать его историю, а то, что случилось в 44-м, глубокой, незаживающей раной осталось на его сердце. Неважно, что среди живых уже мало свидетелей и жертв этого величайшего преступления. Остался народ – осталась боль.

В период с 23 февраля до начала марта 1944 года погибло не менее 360 тысяч человек (а все население Чечено-Ингушетии насчитывало около 750 тысяч). А за годы депортации, по мнению исследователей, от голода, холода, болезней, от тоски и страданий погибло более 60 процентов от общего числа населения…
Я благодарен всем, кто меня поддержал, кто с пониманием отнесся к вопросам, которые я поднимал на сессиях ЕП, на пленарных заседаниях, в рабочих группах. Один я ничего не смог бы сделать.
Среди тех, кто поддержал меня во время голодовки, – Романо Проди, председательствовавший тогда в Европейской Комиссии, господин Петтеринг, президент Европарламента и председатель Европейской народной партии, имевшей тогда значительное число голосов в ЕП, такие известные люди, как Андре Глюксман, Елена Боннэр, Адриано Софри, Владимир Буковский, Леонид Плющ, Лев Понамарев, Владимир Подрабинек, Витаутас Ландсбергис и многие-многие другие поборники гуманистических ценностей, неутомимые борцы за права человека.
26 февраля 2004 года Европа сказала то, что должна была сказать уже давно. Депортация и ссылка - геноцид.

Но важна ведь не только оценка того, что случилось 60 лет назад. Главное, чтобы осуждение преступных действий, допущенных в 1944 году более не существующим государством, помогло не допустить геноцида сегодня, где бы он ни назревал – в Европе или в Африке.

- Что Вы хотели бы пожелать чеченцам?

Терпения. Выжидать и использовать это время для мирной культурной работы во имя установления норм народовластия. Сегодняшняя ситуация должна привести чеченцев к пониманию, что свободу принесет только демократия. Ставка Д.Дудаева – сначала свобода, затем демократия -- проиграна по многим причинам. Одна из них в том, что ценой гибели четверти населения невозможно завоевать свободу. Кровопролитие только облегчило переход к авторитарному режиму, вытесняющему многие демократические ценности, уважающему только силу и, если поверить Белковскому, личное богатство кучки власть предержащих.

Поэтому я желаю чеченцам прежде всего способствовать укреплению демократии в Москве и Грозном. Путь к свободе ведет через демократию.

А военных преступников, не считаясь со сроком давности, – судить!. Я верю, что настанет и этот день. Первый шаг к нему мы уже сделали.

Беседовала Тина Брюссель