Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

Весна Свободы
 Тимур Музаев
Год длиною в век

К 90-летию Союза объединенных горцев

Зал гимназии, увешанный лозунгами и красными полотнищами, с трудом вместил всех желающих. Люди толпились в проходах, стояли вдоль стен, наступали друг другу на ноги.
Стоявший на трибуне оратор, пожилой уже господин в хорошо пошитом сером костюме аглицкого сукна, горячо говорил, обращаясь к присутствующим:
- Братья-горцы!
50 с лишком лет тому назад тяжелый гнет царизма задавил свободу горцев Кавказа. И вдруг случилось чудо! Русский пролетариат и русская революционная армия вместе с демократической интеллигенцией сбросили оковы с народа. Этим ударом разбиты и цепи, сковавшие наши народы.
И вот мы на этом съезде, единственном в истории наших народов, объединяющем все горские племена от Черного до Каспийского морей, свободно организуемся в союз для закрепления нашей свободы и устройства нашей жизни на широко демократических началах…

Гром аплодисментов потряс стены чинной гимназии. Люди кричали «Ура!», бросали шапки… Наиболее горячие делегаты выскакивали во двор и от избытка чувств стреляли вверх из револьверов и винтовок…

Картина всеобщего ликования, искренней радости -- так 90 лет назад, 14 мая 1917 года, во Владикавказе открылся Первый Горский съезд. На этот грандиозный форум съехались более трех сотен делегатов из всех регионов Северного Кавказа – из Дагестана, Чечни, Ингушетии, Осетии, Кабарды, Балкарии, Кумыкии и Ауха, Черкесии, Карачая. Были представители адыгов Причерноморья, депутации ногайского и караногайского народов.
 На съезде много и пламенно говорили о триумфе свободы и о братстве народов, клялись в верности идеалам освободительной революции, призывали к переустройству жизни на новых демократических началах.
Главным лозунгом форума стала идея создания общественно-политической организации, которая могла бы отстаивать общие интересы горских народов Кавказа, помогать им в строительстве новой демократической жизни.
Идею этой организации активно поддержали видные горские деятели того времени: балкарский адвокат, публицист и просветитель Басият Шаханов, чеченский нефтепромышленник и офицер Дикой дивизии Тапа (Абдул-Межид) Чермоев, кумыкский адвокат и ученый князь Рашидхан Капланов, кабардинский предприниматель и общественный деятель Пшемахо Коцев, ингушские публицисты и просветители братья Магомед и Вассан-Гирей Джабагиевы, осетинский писатель, издатель, публицист, просветитель Эльбыздуко (Михаил) Бритаев и другие представители национальной интеллигенции, стоявшие во главе съезда.

Из выступления Басията Шаханова, председателя Первого Горского съезда:
«В единении сила. В единении нашем, внутреннем нашем единении и в единении с теми, кто освободил нас от гнета царизма – пролетариатом, революционной армией и русской организованной общественностью. …Прежде всего необходимо всем горским племенам Кавказа организоваться в могучий союз для совместного отстаивания в Учредительном собрании автономного устройства и создания Всероссийского Союза таких автономий, или Федеративной Демократической Республики».

От группы инициаторов созыва Первого Горского съезда с докладом о создании общегорской организации выступил князь Рашидхан Капланов. Он предложил делегатам создать «Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана».

 Из доклада Рашидхана Капланова:
«Наступило время переоценки всех ценностей. Ясно, что теперь все, кто имеет силы подняться на уровень государственного строительства, должны немедленно мобилизовать свои силы…
Каковы же основные цели нашего Союза? Прежде всего -- цель чисто оборонительная. Мы говорим: кто задевает одного из нас, тот задевает всех, и в этом покушение на наши права, мы этого не допустим. Но сохранение существующего порядка нас не удовлетворяет. Мы должны добиться удовлетворения наших требований в реальных формах. В этом смысле наш Союз наступательный. Это не значит, что мы кому-то угрожаем; отнюдь нет; мы хотим только добиваться осуществления наших общих требований.
…Каждое племя сохраняет полную возможность внутреннего самоопределения. Союз в этом отношении хочет только обеспечить каждому племени возможности достижения его жизненных задач».

Князь Капланов представил съезду проект Конституции Союза объединенных горцев, который был утвержден 20 мая.
Согласно этой Конституции предполагалось сформировать не простую общественно-политическую организацию, а представительный форум полномочных делегатов от всех северокавказских народов. Этот форум имел весьма широкий спектр задач. Он представлял и защищал интересы горцев на региональном и государственном уровнях, координировал работу местных органов самоуправления – гражданских и национальных комитетов, а также занимался формированием будущей Горской автономии в составе Российской Федеративной Республики.
 Высшим распорядительным органом горских народов становился Съезд Делегатов. Делегаты избирались путем всеобщего, прямого, равного и тайного голосования от каждого из народов из расчета один депутат от 20 тыс. человек. Съезд осуществлял высший надзор за союзным управлением, избирал союзное руководство, определял «меры внутренней безопасности для поддержания спокойствия и порядка». Делегатам принадлежало право выносить окончательные решения по всем возникающим внутри союза вопросам.
Исполнительным органом горского самоуправления, первым «Горским правительством» стал Центральный Комитет Союза объединенных горцев. Он управлял союзными делами, защищал интересы горских народов, следил за соблюдением союзной Конституции и постановлений Съезда, а также принимал меры «необходимые, чтобы заставить соблюдать их». ЦК осуществлял «надзор за деятельностью должностных лиц». Все горские организации должны были согласовывать свою деятельность с ЦК.
Органами Союза объединенных горцев на местах объявлялись Дагестанский областной исполнительный комитет, горская фракция Терского областного исполнительного комитета, Кубанский областной горский комитет, а также все народные, окружные и городские комитеты на территории Союза объединенных горцев.
Фактически речь шла не о создании какой-то одной организации, а о формировании целой системы объединенного общегорского самоуправления.
Основные политические ориентиры союза были определены в Политической платформе-программе, которую принял Первый Горский съезд.
 Целью создания Союза объединенных горцев провозглашались «обеспечение мирного сожительства всех народов Кавказа и России, сплочение горцев Кавказа для защиты и упрочения завоеванных революцией свобод, проведения в жизнь демократических начал и защиты общих для всех горских племен политических, социальных и культурно-национальных интересов».
Первоочередными задачами союза были названы укрепление демократических свобод, борьба с реакцией и анархией, а также объединение сил «в одну могучую организацию». Союз должен был поддерживать Временное правительство, готовить население Северного Кавказа к выборам в Учредительное собрание, проводить реформы местного управления.
Но при этом главной политической задачей Союза объединенных горцев являлось содействие установлению в России федеративного строя и создание Горской автономии с широкими правами национального самоуправления.

Из Политической платформы-программы Союза объединенных горцев:
«Местные нужды могут быть правильно разрешены только самим местным населением. Только устройство на началах федерации даст прочную, вечную связь и целостность всему государству, т.е., с одной стороны, оно не нарушает целости государства…, а, с другой стороны, не будет гнета целого над отдельными его частями и проистекающих вследствие этого центробежных течений, и население, ведая само свои местные нужды и достигнув тем лучших условий для проведения в жизнь начал свобод и для культурного самоопределения, будет больше дорожить и целым государством».

 Однако, говоря о необходимости автономии и широкого самоуправления, организаторы Союза объединенных горцев ни в коей мере не стремились к пресловутому «сепаратизму», о котором стало модно говорить в последние годы. Напротив, горские лидеры подчеркивали, что видят Горскую автономию только в составе Российского демократического федеративного государства. «Мы пойдем теперь рука об руку с великим русским народом, который провозгласил свободу и равенство всех народностей России», - заявил председатель съезда Басият Шаханов под бурные аплодисменты зала.
20 мая (7 мая по старому стилю) 1917 года Первый Горский съезд официально объявил о создании Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана. Был сформирован Центральный Комитет, состоявший из 15 действительных членов и 30 кандидатов в члены. В состав ЦК вошли представители Дагестана, горских народов Терской и Кубанской областей и Черноморской губернии, а также делегаты ногайцев и туркмен Ставрополья.
Председателем ЦК был избран Тапа Чермоев, фактически финансировавший работу Первого Горского съезда. Его заместителями стали князь Капланов, Пшемахо Коцев и дагестанский ученый, публицист, просветитель Башир Далгат. Управляющим делами ЦК являлся Вассан-Гирей Джабагиев, а созданный позже печатный орган союза – газету «Горская жизнь» -- редактировал Эльбыздуко Бритаев. Дагестанскую секцию ЦК возглавил известный кавказский аристократ, офицер Дикой дивизии князь Нухбек Тарковский, потомок династии Шамхалов и Валиев (владык) Дагестана. Комиссаром ЦК в Кубанской области стал адвокат Султан-Каплан-Гирей, один из отпрысков династии крымских Гиреев.
В самом конце съезда, когда все вопросы были решены, слово попросил Сулейман-Хаджи, дагестанский духовный деятель из Хажалмахи. На трибуну поднялся высокий статный старик с белоснежной бородой, в белой накидке поверх черкески. На голове у него была зеленая чалма, в руках – небольшой Коран.
- В течение этих пяти дней, - сказал старец, - мы обсудили и приняли решения по всем нуждам и желаниям нашей родины. Помолимся же Всемогущему Аллаху, чтобы Он все наши благие пожелания о свободе и независимости нашей родины превратил в действительность. Поклянемся перед Всевышним, что единение и братство народов Северного Кавказа будет соблюдаться вечно и нерушимо.
 Все депутаты и гости встали как один. На сцену вышли около сотни представителей духовенства и почетных стариков, которые совершили обряд торжественного целования Священного Корана в знак подтверждения клятвы. «У всех на глазах слезы радости, - вспоминал Пшемахо Коцев. – Все на разных языках возглашают – «клянемся, клянемся быть братьями».
Торжественно и даже патетически закончил свою работу Первый горский съезд. Это была весна свободы. Время самых радужных мечтаний, вдохновенных стремлений, прекраснодушных идей и идеалов.
Пора великой надежды.
А потом валом повалили проблемы. Ошибки. Разочарования. Горькие ошибки и тяжелые разочарования.
Кровавый вихрь большевистской анархии и демагогического радикализма, захлестнувший страну, не обошел и Кавказ. В пламени гражданской войны и межнациональных конфликтов сгорел и Союз объединенных горцев, пытавшийся спасти край от братоубийственной бойни.
От весны 1917 до весны 1918 – таков оказался срок, отпущенный историей горскому союзу. Один год. Двенадцать месяцев.
Недолгий век, если считать арифметическое число дней и недель. Но и целая жизнь, учитывая насыщенность этого времени захватывающими событиями, процессами столь важными и масштабными, что они еще долго отражались на истории всего региона.
Нет, конечно, с бесславным бегством последних министров Горского правительства из Владикавказа в марте 1918 года не закончилась история Горской идеи, колыбелью и носителем которой являлся Союз объединенных горцев. Идеалы общегорского единства и национальной демократии, стремление к духовному и культурному возрождению, надежда на свободное, мирное развитие всех народов Северо-Кавказского края – все это не кануло бесследно. Идея была подхвачена и стала флагом лидеров Горской республики, пытавшихся в суровых, порой нечеловечески жестоких условиях гражданской войны отстоять свободу и права кавказских горцев как от большевиков, железной рукой загонявших Россию в рабско-скотское «счастливое завтра» (оказавшееся пострашнее любого ада), так и от деникинцев, желавших голым насилием и оторванной от реальности державно-романтической болтовней реанимировать уже разлагавшийся труп «Единой-Неделимой».
Уже на чужбине, в эмиграции деятели-горцы продолжали хранить Горскую идею, пропагандировать и развивать ее – в своих журналах, книгах, исследованиях, в общественной и публицистической деятельности. Этот ценный пласт исторического, идейного и духовного наследия, теперь уже открытый для изучения, должен, наконец, вернуться в культурную жизнь Северного Кавказа.
Может быть, именно в том и заключался исторический смысл той отчаянной и самоотверженной борьбы, которую почти век назад вели лидеры Союза горцев.

Тимур Музаев

В московском издательстве «Патрия» выходит в свет монография Т. Музаева «Союз горцев. Русская революция и народы Северного Кавказа», в которой подробно излагается история становления, развития и падения Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана.