Журнал "ДОШ"
Назад Вперед

ВЗРЫВНАЯ ТОЧКА

Абдулла ДУДУЕВ  
Cлучаи похищений и убийств людей в Ингушетии, о которых выше говорил Магомед Муцольгов, не стали последними. Пока номер готовился к печати, в республике произошло еще несколько трагических событий, затмивших собой предыдущие:
- 10 июня убита судья Верховного суда РИ Аза Газгиреева. В обстрелянном служебном автомобиле Газгиреевой находились также трое женщин, один ребенок и водитель, которые получили огнестрельные ранения различной степени тяжести;
- 13 июня в Назрани, в районе ЦентрКамаза убит бывший секретать Совета Безопасности, вице-премьер и министр внутренних дел РИ Башир Аушев;
- 14 июня рядом с оросительным каналом вблизи аэропорта найдено тело 85-летнего религиозного деятеля Адрахмана Темирханова с огнестрельным ранением в голову. Темирханов был похищен неизвестными 5 июня после пятничной молитвы в Кури-Юрт (станица Орджоникидзевская);
- 17 июня в том же в Кури-юрте на глазах у десятков людей возле собственного дома были обстреляны двоюродные братья Арапхановы - один их них стажер ОМОН МВД. Алихан Арапханов убит, его брат Мухади с ранениями доставлен в больницу.
А 22 июня в 8.30 утра совершено дерзкое покушение на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Кортеж президента протаранила иномарка Toyota Camry, начиненная взрывчаткой. За рулем находился смертник, взрыв 70 кг тротила привел к гибели водителя и одного из охранников президента, а также тяжелым ранениям его самого и двух его братьев.
Теракт произошел по пути президента на работу в свою резиденцию в Магасе. Машина со взрывчаткой оказалась угнанной в Москве.

Евкуров с раненными охранниками был срочно доставлен в республиканскую больницу.
Врачи сообщили, что жизнь президента вне опасности, но его состояние оценили как тяжелое.
Спустя несколько часов после теракта в Ингушетии, президент России Дмитрий Медведев вызвал в Кремль руководителей ФСБ и МВД и поручил им и своему полпреду в Южном федеральном округе срочно вылететь в регион и на месте разобраться с ситуацией. Позже Медведев, принимая президента Чечни Рамзана Кадырова, высказался относительно необходимости продолжения спецопераций против боевиков, проводимых Кадыровым, «для того, чтобы те, кто такого рода действия совершают, понимали, что ответ будет прямой и жестокий».
Вечером того же дня спецрейс МЧС доставил раненного президента Ингушетии в Москву для лечения в Институте хирургии имени Вишневского. Согласно отрывочным сведениям, поступающим от медиков, у Евкурова повреждены череп, грудная клетка и печень. Спустя неделю после покушения (на момент сдачи номера в печать) Евкуров еще не пришел в сознание, находился на искусственной вентиляции легких, его состояние все еще оценивалось как стабильно тяжелое, хотя врачи и отмечали положительную динамику.
Многие надеются на улучшение состояния президента, хотя все понимают: о скором возвращении президента к работе речи не идет. У больницы каждый день собирается группа ингушской молодежи - около двухсот человек. Члены семьи президента взяты под усиленную охрану.
Временно исполняющим обязанности главы Ингушетии стал председатель правительства Рашид Гайсанов. Федеральные чиновники, прибывшие в республику по случаю теракта, на следующий же день покинули ее.
Версия о том, что покушение на президента якобы совершила террористка-смертница, оказалась несостоятельной: подозреваемая найдена у себя дома живой и здоровой. Более того, на четвертый день некоторые СМИ со ссылкой на источник в МВД Ингушетии сообщили, что «за рулем автомобиля был мужчина небольшого роста, плотного телосложения, темноволосый, с короткой стрижкой.
Террорист-смертник, подорвавший кортеж президента Ингушетии ЮнусБека Евкурова, попал в объектив камеры наружного видеонаблюдения, установленной в 150 метрах от места теракта. Сразу после взрыва следственная группа изъяла записи с камеры, установленной на повороте в сторону Магаса. Toyota Camry крутилась на месте покушения с 6 часов утра. Камикадзе ждал, когда на дороге появится президентский кортеж». Исполняющий обязанности президента РИ Гайсанов объявил вознаграждение в размере 5 миллионов рублей за информацию об организаторах покушения на жизнь Евкурова. Это заявление Гайсанов сделал на совместном брифинге с Рамзаном Кадыровым, который состоялся в Магасе 24 июня. Вечером этого же дня МВД Ингушетии заявляет, что убиты три боевика, личности которых установлены.
Это, как говорят силовики, находившиеся в розыске за совершенные в республике теракты, нападения на сотрудников правоохранительных органов, религиозных деятелей, а также за убийство зампредседателя Верховного суда Ингушетии Азы Газгиреевой и бывшего зампредседателя правительства республики Башира Аушева - Абдул-Малик Алиев, Аслан Батыгов и Магомед Чигоев. Последний, по предварительным данным, был сотрудником ГИБДД.
В неспокойной республике и после громкого теракта продолжили убивать представителей правоохранительных органов. В Карабулаке неизвестные открыли огонь из проезжавшей автомашины ВАЗ-2107 по находившемуся на улице сержанту-омоновцу. От полученных ранений он умер.
Ингушетия осталась без постоянного руководителя, ситуация накалена до предела. Республика, восемь месяцев назад получившая нового президента и связывавшая с ним большие надежды на окончание бесчисленных похищений и убийств людей, обстрелов, взрывов и зачисток, захлестнувших ее за последние годы, испытала настоящий шок. Сегодня в республике раздаются призывы о проведении чрезвычайного съезда ингушского народа для обсуждения сложившейся ситуации и выработки решений для ее урегулирования. Многие вновь призывают Кремль вернуть в республику ее первого президента Руслана Аушева, который и сегодня остается самым популярным политиком среди ингушей. Неожиданно впервые за многие годы сам Аушев заявил о своей готовности принять такое предложение. Возможно и правы те, кто считает форму заявления Аушева небезупречной, но это – выражение его нравственной и политической позиции.
Что имел в виду бывший президент и насколько реален такой поворот событий, Руслан Аушев разъяснил в интервью «ДОШ».
- Кто, на ваш взгляд, мог совершить покушение на президента Евкурова?
- Причин может быть много. Президент
- вообще опасная должность. Тем более на Северном Кавказе, в тех республиках, где такие события не редкость. Дагестан, Чечня, Ингушетия. Кто именно это сделал? Можно пофантазировать, но нельзя догадаться. Хотели устранить. А за что? Трудно сказать. Боевики? Могли. Кому-то наступил на хвост? Возможно. Кто-то хотел еще больше дестабилизировать обстановку? Тоже не исключено. Спецслужбы должны эти вещи знать и ответы дать.
- В прошлом году за ваше возвращение на пост президента республики собирались подписи, после убийства Магомеда Евлоева общественность тоже просила вас вернуться, но вы отвечали отказом.
Что вас побудило сейчас, после покушения на Евкурова, сделать заявление о готовности возглавить республику?
- Побудила ситуация в Ингушетии. Произошло покушение на жизнь президента. Это касается каждого жителя республики.
Кто болеет за свою родину, должен сделать все, что может, только бы помочь республике. Ко мне опять стали обращаться, спрашивать: а почему Руслан молчит? И я ответил: хорошо, я готов.
Но лишь на то время, пока Юнус-Бек будет лечиться.
- То есть это было не следствием каких- то договоренностей с федеральным центром, а вашей личной инициативой?
- Нет, конечно! Это сугубо мое личное решение, ответ людям в тяжелой ситуации, когда от них исходят обращения ко мне. Я мог бы написать президенту Медведеву.
Но я этого не сделал. Если бы Медведев обратился ко мне, я бы и ему ответил, что готов. Людям я сказал: да, я пойду, если это будет должным образом юридически оформлено. Это только президент может решить. Но не один я себя мог предложить, возможны и другие кандидаты. Я не могу туда приехать и стоять с плакатом «Я за стабильность». В трудный для моей республики час я могу сделать только то, что делал, то, что в моих силах. Может, какой- то бывший министр скажет: мол, «Я готов приехать солдатом»?
- А была какая-то реакция на ваше заявление со стороны официальной Москвы?
- Конечно, это услышали в федеральном центре. Но никто из федеральных чиновников на меня не выходил. К тому же Медведев находится в Африке.
- А премьер-министр?
- Назначение такого уровня может сделать только президент Российской Федерации.
- Из Ингушетии вновь приходят сообщения о том, что люди намерены собраться и потребовать вашего возвращения в республику. Если ингушский народ обратится к президенту России, насколько реальной вы считаете возможность того, что руководство страны пойдет навстречу желанию граждан и хотя бы на время позволит вам возглавить Ингушетию?
- Насколько мне известно, такие обращения на руководство страны не действуют. Приходить и говорить Гайсанову «отойди в сторону», я, конечно, не могу и не буду. Повторяю - я сказал людям, что готов взять на себя главную ответственность за республику, но только на время, пока Евкуров не поправится. Чтобы помочь своей республике. Этого довольно.
- Как вы видите дальнейшее развитие событий в Ингушетии?
- Пока я вижу, что ошибки повторяются, это не дает оснований рассчитывать на улучшение положения. Или все будет продолжаться, как есть, или обернется еще хуже. Лучше-то не становится.
- Что может быть хуже?
- Ситуация может еще более накалиться.
Евкуров показал себя реальным лидером, но его сейчас нет. И кого-то другого, кого бы так воспринял народ, в руководстве республики пока тоже нет. В этом большая проблема. Федеральный центр должен всячески помогать республике. В первую очередь, в вопросах обеспечения безопасности, но также и в социально- экономической сфере.

 

Назад Вперед